О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

Семь тайн «Русского Севера»

Вы знаете, как пахнет сено в стогу? Как вкусна половинка последней печенюшки из походных запасов? Как волшебно плывут свечи по воде в ночь на Ивана Купалу? Нет? Тогда гимназисты из четвертой откроют вам семь тайн, к которым они приобщились во время экспедиции в национальный парк «Русский Север».

Тайна первая — орхидейная

— Мы ехали, ехали и наконец приехали. В Вологду. Еще какие–нибудь три часа на автобусе — и мы на месте, — рассказывает руководитель экспедиции Галина Кузнецова. — Изумлению нашему не было предела: ждали карельские пейзажи с холмами и озерами, а тут — трава по пояс, речка течет — практически Москва–река, как будто и не уезжали никуда. Как всегда — палатки на берегу реки, как всегда — походная кухня, как всегда — общие лагерные сборы с кострами и никогда не повторявшимся сценарием.

— Мы давно принимаем участие в подобных эколого–краеведческих экспедициях. Но в этом году мои старые «походники» закончили школу, и собралась группа «маленьких» — семиклассников. Им пришлось все делать самим, без оглядки на старших. Мальчишкам разрешили рубить дрова — для них это было признанием взрослости.

Программа была построена так, что каждый день, до обеда, мы отправлялись на экскурсию и в каждый из семи дней нам надо было открыть тайну. Это было совсем несложно, поскольку чудеса нас поджидали уже в нескольких километрах от лагеря. Гора Сандырево была первым чудом. Представьте себе огромный холм, весь в травяном разноцветье, поросший орхидеями. Если в Лосином острове мы считали чуть ли не каждый экземпляр, то тут ступить некуда было — все в цветах. Кое–где — можжевельник, а вершина — белая, как снег, из–за известняка. Гора Маура, Кирилло–Белозерский и Горицкий монастыри — о них писали стихи и песни, их рисовали — таким образом дети должны были передать свои впечатления и знания о дне, который пролетал в одно мгновенье, но был насыщен до предела. Конечно, нас сопровождали экскурсоводы, но работали и дети, впитывая знания и как–то их перерабатывая. Кроме того, часто бывало так, что после прогулки с экскурсоводом или занятий с биологом ребятам хотелось еще раз вернуться на понравившееся место. Так было с озером Константиново, где мальчишки наши занимались гидробиологическими исследованиями. Прибежали, возбужденные такие: «Пойдемте с нами, мы вас на лодке прокатим. Там так красиво — кувшинки, лилии».

Вторая — дождливо–родниковая

Дождь лил практически каждый день. Как пригодился тент, о котором в этом году позаботились родители! Иначе не видать бы «северянам» горячего обеда, сухой одежды и просто возможности попеть у костра любимую «По полю танки грохотали». Но дождь не мешал ни обязательным походам «за тайной», ни купанию в речке Шексне, ни послеобеденной работе с орнитологами, ботаниками, энтомологами. Сто километров натопали любознательные походники по горам по долам, уставали так, что иногда засыпали на ходу. Вообще, спать было совсем некогда. После утренней экспедиции надо было позаботиться об обеде, а для этого мало просто уметь готовить — нарубить дрова, сбегать за водой к роднику, после обеда — помыть посуду и убрать мусор. Все, что горело, — сжигали, остальное — в общий контейнер, поскольку в национальном парке в отношении мусора ну очень строгие правила, а в отношении чистоты посуды — такие же у Галины Ивановны. Во второй половине дня — исследовательская работа, «отчет» о тайне и — общий сбор. Новости дня по «телевизору» от каждой команды, аукцион блюд с костра... Ах, какие были белые ночи! Какие песни под гитару или аккордеон! Взрослые сами забывали о времени и спохватывались только тогда, когда редел хор голосов — солисты засыпали сидя.

А как болели натруженные мышцы после «родниковой тайны»! Давным–давно, говорит предание, сестры Горицкого монастыря ходили по воду к реке — путь неблизкий. Но однажды одна из монахинь случайно сдвинула валун поблизости от обители, и там забил ключ, который и стал поить невест Христовых. Любознательные потомки обнаружили даже осиновый водопровод, соединявший источник с монастырем. Но с течением времени заросли пути–дорожки, обветшало строение над ключом, и экологов–краеведов из летнего лагеря попросили помочь проложить тропу к старинному источнику. Каждый день одна из команд отправлялась в непроходимые заросли, чтобы скосить, срубить, выкорчевать — подготовить основание под будущую песчаную дорожку. Дзержинская команда так яростно сражалась с непроходимыми зарослями, что забыла о времени, — к обеду в лагерь не вернулась. А у девчонок, которые остались выполнять творческое задание, ни щепочки дров, ни ведра воды, ни указаний в отношении обеда. Но когда в четвертом часу пополудни мужчины вернулись с работы, для них был готов «и стол, и дом». Забеспокоившиеся «хранительницы очага» раздобыли дров, порезали винегрет из оставшихся с ужина овощей, разузнали в соседней палатке рецепт необыкновенного супа, который и приготовили. Вот так открылась тайна

Третья — самая главная

— Мы поехали командой, а вернулись семьей, — рассказывает Галина. — Все стали по–доброму друг к другу относиться, и на смену неприятия чужих ошибок пришли снисходительность, понимание, умение шуткой разрядить ситуацию. Был случай, когда в последний день у нас осталось два печенья на троих — остальные молча отломили от своих честных двух печенюшек и поделились... Я уж не говорю о том, что палатку они могут с закрытыми глазами поставить — лагерь мы разбиваем за час. Каждый день промокали чуть ли не до нитки, но никто не заболел! И когда приезжаем, семья не рассыпается: их связывают воспоминания и об общих радостях, и об общих трудностях. Знаете, что удивительно? Дети–то городские, к простым условиям жизни не привычные, но никогда не было такого, чтобы кто–то из них сказал: «Я этого делать не буду». У меня, собственно, и рычагов воздействия нет никаких, и тем не менее не бастуют. Может быть, опасаются, что не возьму в следующий раз. Кстати, во всех командах готовили еду руководители, а наши все делали сами. И такое потрясающее чувство ответственности! В последний день, помню, дежурные проспали — они обычно встают раньше остальных. Ох, как они переживали, хотя никто и не думал их упрекать — день был свободный, и никто никуда не торопился. Мне кажется, главное, что дает им поход, — чувство самостоятельности, внутренней ответственности. Они взрослеют на глазах. И родители, наверное, это понимают, поскольку покупают нам хорошие палатки, хорошее снаряжение — спальники, «пенки», котелки. Последний раз, когда нас один из папочек встретил, первым его вопросом было: «Куда едем в следующий раз?»

Четвертая — патриотическая

— Мы везде ездим со своим флагом — я имею в виду флаг города. И первое, что делаем, прибывая на место — ставим его, а потом уж разбиваем лагерь. Если гуляем по городу, куда приехали, с ним не расстаемся. Чуть что — разворачиваем: «Мы из Дзержинского». Может быть, это кому–то покажется смешным, но вот когда после экспедиции пришел ко мне мальчишка и спросил: «Галина Ивановна, куда убирать реликвию?» — мне как–то тепло стало.

Пятая — купальская

Шестой день лагерной жизни. Сколько уж новых друзей появилось, сколько самоуважения прибавилось, сколько дел переделали. Ночь перед последним лагерным днем — самая долгожданная. Во–первых, можно забыть об отбое и гулять всю белую ночь. А во–вторых — это ж ночь на Ивана Купалу, когда открываются цветы папоротника вместе с сердечными тайнами. Костры, хороводы, «ручеек» и «целовальные» игры, когда в центре круга оказываются двое спиной друг к другу. На счет: раз! два! три! — надо одновременно повернуться. Повернулись в одну сторону — поцелуй, в разные — всего лишь рукопожатие. Можно проиграть до утра — так нравится, но ведь есть еще одна традиция — факельное шествие к реке, после которого девчачьи венки плывут по Шексне, трепеща огоньками свеч. И бояться темных сил, которые, по преданию, должны просыпаться в эту ночь, не стоит — чертик с хвостом, выскочивший из–за куста, — это всего лишь мальчишка из соседней палатки.

— Вы знаете, они так счастливы в эту ночь, — говорит Галина Ивановна. — Костюмы, венки, игры, какое–то действо — восторг безудержный. Шестая — анкетная

«Что вы открыли в себе, побывав в лагере?» — такой вопрос стоял в анкете, которую ребята заполняли в конце смены. «Я научился готовить» — ответ стандартный. «Оказывается, я добрый» — нестандартный.

— Я поняла, насколько важно для ребят почувствовать самостоятельность, ответственность, — говорит Галина Ивановна. — Они переступают через что–то в себе, они растут внутренне без какого–либо давления со стороны и осознают это. Как говорят психологи, у них высокая мотивация. Такой внутренний рост — такое же чудо, как цветок папоротника, который боится нескромного взгляда. Именно поэтому убережем седьмую тайну от «нескромного взгляда» корреспондента и читателей. Пусть цветет себе в душе каждого из десяти мальчишек и девчонок, вернувшихся из экспедиции.

Заочно путешествовала вместе с Галиной КУЗНЕЦОВОЙ Светлана ЗАЙЦЕВА

1