О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

  «Говори кратко. Проси мало. Уходи быстро». Крупными буквами эти пожелания выведены на табличке, установленной на столе для посетителей в кабинете генерального директора ЗАО «Агрофирма «НИВА» Бориса Храмцова.

То, что Борис Дмитриевич — человек чрезвычайно занятой, мне стало ясно, как только я оказался в приемной. Желающих попасть в кабинет директора было много.

Музыка звонков мобильных телефонов слегка украшала томительность ожидания. «Это что же, каждый день к директору такая очередь?» — не удержался я и спросил у одного из очередников. «Бывает и больше», — просто и коротко отозвался тот. И я занял в очереди свое место. В конце концов, ожидание — тоже работа. Но не прошло и... «Корреспондент! — раздался на всю приемную голос секретарши.

— К Храмцову!»

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ

О себе

— Борис Дмитриевич, «Нива» — хозяйство в Подмосковье известное. А известно оно и своими показателями, и своим директором — вами. Расскажите, как вы стали директором? Вообще, как все начиналось?

— Я не местный. Тамбовский. Сюда приехал двадцать три года назад. И в этом хозяйстве работаю уже двадцать три года. Приехал совсем юным, а стал матерым. Тогда это был колхоз имени Дзержинского. Потом колхоз расформировался, и на его базе возникло объединение «Пригородное». Потом и объединение расформировали, а мы опять стали колхозом. В этом хозяйстве многое сделано моими руками. Я здесь прошел все должности: был скотником, бригадиром, агрономом по кормопроизводству, управляющим открытого грунта, председателем профкома. А профком был тогда мощный — у меня был заместитель и даже секретарь. После этого я стал заместителем председателя колхоза по АХЧ и быту. Потом стал замом по общим вопросам, а затем — первым замом. Никто меня по этим ступенькам не тащил, никакой «лохматой» руки не было, никто мне не помогал, говорю вам честно. Я все делал сам. И только после того, как поработал первым замом председателя колхоза, я стал директором агрофирмы «Нива».

— Значит, «лохматой» руки не было. А какие–то интриги против вас наверняка были? Ведь любой управленческий аппарат, а тем более крупного предприятия, и дня не может прожить без подковерной борьбы.

— Во времена перестройки, в 87–88 годах, когда я уже был первым замом, депутатом и членом исполкома, на меня написали коллективную жалобу, обвинив в «злоупотреблении служебным положением». 443 подписи. Меня исключили из партии, хотели вывести из депутатов, но избиратели округа, где я баллотировался, были против категорически. А председатель исполкома Железкин на бюро сказал так: «Если уж Храмцова выводить из депутатов, то тогда нас всех надо выгнать отсюда». Суд продолжался десять месяцев, и меня признали невиновным. Восстановили в партии. Первый секретарь обкома КПСС Месяц взбучил тогда свою команду в том плане, что «Храмцову надо было «героя» присваивать, а не из партии исключать». А прошло три года, и партия распалась...

— Агрофирмой «Нива» колхоз имени Дзержинского стал в начале 90–х. Шумное было время — перестройка кончилась, дедушка–коммунизм умер, на смену ему пришли совсем юные демократия и капитализм. Коммерция, бизнес, выгода, прибыль, ничего личного... Трудно было из колхоза делать прибыльное предприятие?

— В агрофирму «Нива» наш колхоз преобразовался в начале 1993 года, то есть десять лет назад. И в том же году я стал директором этой фирмы. Сначала в течение четырех месяцев я исполнял обязанности, а 3 октября на общем собрании меня избрали генеральным директором. Без единого голоса «против». Друзья мне сказали: «Если ты выживешь, значит вылезешь». Помню, когда еще был исполняющим обязанности, люди очень хотели разделить хозяйство на части. Шумели, собирали митинги, кричали: «Храмцова — вон!» Честно говоря, я начинал думать, что ситуацию не удержу под контролем. Мне напрямую угрожали, говорили: «Прокатим тебя на собрании». А я отвечал, что никого не боюсь, что всегда требовал, требую и буду требовать впредь. И что никому не позволю растаскивать хозяйство. Четыре месяца воевал, и кое–что мне удалось. Я показал, что могу быть руководителем. Показал, что могу стабилизировать обстановку и заставить хозяйство работать. Доказал, что хозяйство нельзя делить. Люди меня поняли, стали меня поддерживать, перешли на мою сторону. Мне начали доверять. Хозяйство заработало, люди стали получать стабильную зарплату. И когда меня утвердили директором, то первым делом я постарался навести жесткий порядок.

— Чем же структура колхоза отличается от структуры агрофирмы?

— Отличия, конечно, есть, но небольшие. В колхозе управленческий аппарат построен таким образом: правление колхоза, затем председатель, следом — главные специалисты и руководители цехов и подразделений. У нас сейчас закрытое акционерное общество. Это — совет директоров, затем гендиректор, потом заместители, управляющие, специалисты.

Есть у нас и филиал — хозяйство в Озерском районе, бывший совхоз «Полесье». Теперь он называется филиал «Боково». Там свой директор, свои специалисты, своя бухгалтерия, но подчиняются они нам. Если в колхозе я бы назывался председателем, то в нашей агрофирме я — генеральный директор. Хотя, в принципе, изменилось только название, все обязанности остались прежними. Скажем, раньше было правление колхоза, теперь — совет директоров. По сути, это то же самое.

— Но ведь все решения принимаются вами? Самый главный в «Ниве» — это вы?

— Нет, теоретически в «Ниве» я не самый главный, надо мной есть совет директоров, и я ему подчиняюсь. А работаем мы напрямую с министерством сельского хозяйства и входим в состав «Агроплемсоюза». Над нами, как говорится, три начальника: «Агроплемсоюз», первый замминистра сельского хозяйства и сам министр.

— Тем не менее, быть руководителем такого успешного хозяйства вам, наверное, нравится?

— Что значит «нравится — не нравится»? В этом хозяйстве я уже 23 года и уходить не собираюсь. Это родное для меня хозяйство. И пока позволит здоровье, буду работать. «Нива» для меня — это детище, которое я не могу бросить. На сто процентов знаю, что работники меня уважают, и если бы я вдруг взял и ушел, то уважать меня бы перестали.

О производстве

— Чем сегодня занимается агрофирма «Нива»? Что производит?

— Мы производим огурцы, помидоры, картофель, капусту, морковь, свеклу, зеленные культуры четырнадцати наименований — укроп, петрушку, сельдерей, зеленый лук, салат и так далее. Ежегодно мы получаем около 10 тысяч тонн овощной продукции. Далеко не каждое хозяйство может собирать такой урожай овощей, средний показатель по хозяйствам Московской области — 1,5–2 тысячи тонн. Есть у нас и сады — шестьсот яблонь здесь и еще 15 гектаров в филиале «Боково», где растут яблони и черная смородина.

— Вы сказали, что производите 10 тысяч тонн овощей в год. А что такое 10 тысяч тонн? Как это можно представить? — Давайте посчитаем. Если в один вагон можно загрузить 60 тонн, то наш годовой урожай — это состав из 170 вагонов, набитых овощами. А молока мы ежедневно производим 10,5 тонн. Это тоже немало.

— А эти 10,5 тонн как выглядят?

— Это примерно два молоковоза. Но на этом мы не останавливаемся, планируем увеличить производство молока до 15 тонн в день.

— Мясо производите?

— Производим, но мало. У нас есть свиньи, но их мы выращиваем в основном для наших столовых. Это как бы наше подсобное хозяйство. И, конечно, какую–то часть сдаем на мясокомбинаты. Немного выращиваем и бройлерных цыплят, но стараемся, прежде всего, продавать их своим работникам и лишь какую–то часть — на рынках.

Пытались выращивать индеек и гусей, но не очень хорошо у нас это получилось: порода оказалась мелкая, мы проиграли. В этом году попробуем вернуться к нашим гусям, если достанем крупную породу. Есть у нас немного овец — курдючные, романовские, в общем, хорошие, крупные породы: бараны весят до ста килограммов, ярки — до восьмидесяти. Мы планируем увеличить их поголовье, выращивать их для реализации. Производим мы даже и перепелиные яйца, у нас содержится около 20 тысяч перепелок. А перепелиные яйца очень полезны для здоровья.

— Сколько продуктов! Кого кормит «Нива» всем этим богатством?

— Часть нашей овощной продукции и молока идет в города Дзержинский и Люберцы. Но в основном наша продукция, конечно же, идет в Москву.

— Могут ли жители Дзержинского считать «Ниву» «своим» предприятием?

— Да, мы находимся на территории города Дзержинского, и нашим жителям надо гордиться таким крупным и мощным сельскохозяйственным предприятием. Мы обеспечиваем город и мясом, и овощами, и молоком. Капустой, например, круглый год обеспечиваем только мы.

— Вспомнить о результатах 2002 года вам будет приятно?

— Да, в 2002 году мы поработали неплохо. На пять килограммов по сравнению с 2001 годом увеличена урожайность томатов. Если в позапрошлом году мы их собрали 16 килограммов с квадратного метра, то в прошлом получили уже 21,3 килограмма. На пять килограммов за один год увеличить урожайность — это очень хороший показатель. Выше стала урожайность и огурцов. Капусты в открытом грунте собрали по 580 центнеров с гектара.

Лучше в 2002 году стали показатели и по животноводству. Жирность молока наших коров достигает семи процентов. Это единственное стадо такой породы в Московской области. Мне говорили, что коровы этой породы должны давать 4000–4500 килограммов молока в год. А мы надоили в прошедшем году по 5650 килограммов от каждой коровы. Это считается высоким надоем. Если такой надой перевести на базисную жирность (3,5 процента) — то получается, что мы надоили около 8000 килограммов с коровы. Еще в филиале «Боково» у нас содержится 450 голов дойного стада. Там надой составил 6360 килограммов, что является одним из лучших показателей в Московской области, впереди нас только НИИ в Немчиновке и хозяйство «Коммунарка». Если в 2001 году мы реализовали своей продукции на 93 миллиона рублей, то в 2002 году — уже на 124 миллиона.

— А планы на этот год — не секрет?

— На этот год мы ставим перед собой следующие задачи: огурцов получить по 25,5 килограммов с квадратного метра. Это трудная задача, ведь одни теплицы у нас занимают 30 гектаров. Также планируем собрать с квадратного метра по 26,5 килограммов томатов и надоить 6500 килограммов молока от каждой коровы. Кстати, достичь показателя выше шести тысяч — очень трудно. Приходится вкладывать в корову и вытаскивать из нее все, что возможно. Это и должный уход, и хорошее кормление, и мастерство доярок и так далее. Малейший пробел — и надой тут же снижается. Так что ставить перед собой такие планы и достигать их выполнения — это очень тяжелая задача. Но, тем не менее, мы хотим в новом году реализовать продукции уже на 162 миллиона рублей. Должен вам сказать, что дойти от 124 до 162 миллионов не так просто. Да, еще мы думаем производить рыбу, и уже запустили карпа.

— А что с картошкой?

— Прошедший год был не очень благоприятным по погоде — засуха, потом дожди и в итоге мы не смогли убрать 30 гектаров картофеля. В этом году мы хотим отвести под картофель порядка 100 гектаров. Это будет орошаемый участок, и урожайность мы планируем довести до 250 центнеров с гектара. Купили прекрасный картофелеуборочный комбайн, и я думаю, что картошку в этом году мы получим. Она у нас голландских сортов, которые считаются неплохими и по вкусовым качествам, и по урожайности, и по хранению. Так что будем стараться обеспечить жителей Дзержинского хорошей картошкой.

— Кто–нибудь мешает вам работать? Есть ли проблемы, которые мучают вас постоянно?

— Сегодня нам работать никто не мешает. Однако сильно нас сажают теплоносители. Ведь сегодня одна только гигакалория стала стоить 314 рублей! А мы тепла расходуем очень много. Вот сколько весь город Дзержинский расходует тепла, столько же и мы. Наше хозяйство — это целый город. Есть сложности и кроме высоких цен на тепло.

Хотелось бы, чтобы к нам шли работать люди, а мы их обеспечивали бы жильем. Но, к сожалению, сейчас мы сами жилье не строим, кредиты не получаем. И это очень плохо. Вот в настоящее время у нас работает много приезжих, а живут они в общежитии у нас на территории, что очень сказывается на производительности труда. Если бы у нас работали постоянные работники, если бы кадровый вопрос был решен, то мы бы увеличили объемы нашего производства и выглядели бы намного лучше. Такие вот сегодня две основные наши проблемы.

— Сколько в «Ниве» работает людей? Какая в «Ниве» зарплата? Трудно ли устроиться к вам на работу?

— В штате у нас около восьмисот человек, из них сто десять — специалисты, остальные — рабочие. Средняя зарплата в 2002 году у нас составила 4000 рублей. В этом году мы уже подняли зарплату на 20 процентов. Предполагаем, что средняя зарплата в 2003 году у нас составит 5000 рублей. Это говорит о том, что наше хозяйство не падает, а идет вперед. Устроиться к нам нетрудно, но на некоторые специальности мы стали проводить конкурс. Специалисты нам нужны всегда, но мы их уже выбираем. Очень многим желающим приходится отказывать. Например, вчера не взяли семь человек — не те люди. У нас ведь работать очень тяжело.

— В том числе и директором?

— Директором тем более. Вы сами посудите: сначала продукцию надо получить, затем ее надо реализовать, а потом думать, куда направить деньги от прибыли. Нужен и ремонт теплиц, и закупка ГСМ, и закупка кормов, и закупка запчастей, и закупка новой техники, и закупка удобрений, и строительство новых объектов, и повышение зарплаты. И все это необходимо.

О правильном питании

— «Макдональдсы», биг–маки, хот–доги, чизбургеры, гамбургеры... Борис Дмитриевич, что вы думаете о «быстрой еде», столь любимой американцами?

— Хороший вопрос. Мой ответ таков: не признаю я все эти «Макдональдсы» и их так называемое «быстрое питание». И не советую нашим людям там питаться. Мне пришлось несколько раз побывать в «Макдональдсах», и я скажу прямо: это — не полноценное питание, это — от нужды, чтобы что–то закинуть в желудок и не умереть от голода. Кроме того, это вредно для здоровья.

— А ваша продукция? Тоже ведь нитраты и прочая химия?

— Заявляю с полной ответственностью: мы выращиваем экологически чистую продукцию, не применяем никакие ядохимикаты. У нас работает своя биолаборатория, где выращиваются насекомые, уничтожающие вредителей овощных культур. Это называется биометод, и поэтому наша продукция идет без нитратов. Да, мы могли бы выращивать картофель в земле, напичканной минеральными удобрениями, и получали бы высокие, просто фантастические урожаи. Однако мы этого не делаем, не получаем особо высокие урожаи, но зато наша картошка — абсолютно чистая. Во–первых, наши картофельные поля находятся в 120 километрах от Москвы, а, во вторых, в землю мы вносим только органику.

— А сами что из еды предпочитаете? Какое блюдо ваше любимое?

— Мое любимое блюдо? Может быть, это не совсем правильно, но в последнее время я стараюсь есть меньше, потому что толстею. Как можно меньше ем мяса. Очень люблю картошку, но стараюсь и ее есть поменьше. Ем в основном овощные блюда — овощные супы, борщ, что–нибудь из капусты, всевозможные салаты и так далее. Я считаю, что блюда из овощей — лучшие блюда. Признаюсь, что очень люблю кондитерские изделия, но стараюсь не злоупотреблять, чтобы держать свой вес в норме.

— Борщ варите сами?

— Если говорить честно, нет. Мне некогда. Борщ — это ведь долгая история. Я могу пожарить картошку, сварить рыбку, приготовить кашу «Геркулес». Утром я всегда ем «Геркулес».

— А как вы жарите картошку? Расскажите.

— Обыкновенно. Сначала ее почищу, потом нарежу, только не кружочками, а дольками. Положу на сковородку сливочное масло, растоплю и начинаю жарить. Добавляю немножко зелени — петрушки, сельдерея. Стараюсь жарить картошку так, чтобы она зажарилась несильно — накрываю крышкой и стараюсь не прозевать, постоянно помешиваю. Получается вкусно. А еще я люблю картошку, если ее сварить в мундире, а потом порезать и смешать с растительным маслом. Очень вкусно и полезно для здоровья.

У генерального директора агрофирмы «Нива» побывал Сергей ВАСИЛЬЕВ

1