О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

 
На темной стороне Луны

Неподготовленному человеку, особенно привыкшему к написанию репортажей с концертов и выставок, на заседании комиссии по делам несовершеннолетних тяжеловато. Жизнь открывает темную свою сторону, где в квартирах–притонах собираются подростки, предоставленные сами себе и воле случая. Здесь в девять лет зарабатывают на «Сникерсы», собирая милостыню, в 12 познают физиологию межполовых отношений, в 14 становятся искушенными в промысле на Тверской. К ночной вольнице тянет и тех, кто не обделен вниманием и заботой родителей... Это не страшилка, уважаемый читатель, это реалии ежедневной работы членов комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. О ее деятельности рассказывает секретарь комиссии Тамара Бинявская. (Иллюстративный материал — документальный.)

— В 2002 году на наших заседаниях были рассмотрены 72 материала в отношении подростков и родителей, не исполняющих свои обязанности по воспитанию детей. 42 из них — по административным правонарушениям: управление транспортом без водительских прав, появление на улице в нетрезвом виде, хулиганство, употребление наркотических и психотропных веществ и так далее. Если совершивший преступление подросток не достиг возраста уголовной ответственности, уголовное дело не возбуждают, а материалы передают к нам. В этой категории нанесение побоев — шесть случаев за год. — Материалы попадают к вам только через инспекцию по делам несовершеннолетних?

— Нет, конечно. Информация поступает из школ, детской поликлиники, просто от соседей, которые видят беспризорных детей или безобразия в семье. Кроме того, мы сами регулярно проводим рейды по неблагополучным семьям, чтобы посмотреть, есть ли у ребенка условия для полноценного развития и отдыха. Вот говорят, что это незаконно. Но как, скажите, иначе выяснить, в каких условиях живет ребенок?

«...Это не квартира, это хлев. У вас же протиснуться среди хлама невозможно, присесть некуда без опасения вляпаться в лужу чего–нибудь липкого. В ванную не войти без содрогания. А у вас девочка растет...» — отец терпеливо слушает мнение членов комиссии. Он совсем не похож на пьющего человека, фразы строит так, что журналисту поучиться не вредно, и вообще производит впечатление несостоявшегося художника. Живут с дочкой вдвоем, работа у родителя ночная, так что в темное время суток квартира наполняется гостями — зваными и приблудившимися, разновозрастными. Теплая компания развлекается как умеет, приводя в ужас соседей, желающих, как ни странно, тишины после полуночи. Неограниченная свобода — штука привлекательная, особенно для подростка, так что недостатка в визитерах, в том числе и опытных во всех отношениях, нет.

— Вы знаете, что в первой четверти у вашей девочки была только одна двойка за четверть, а во второй уже семь? Она на занятиях почти не появлялась, — социальный педагог взывает к родительскому сознанию.

— Болела, — отец немногословен.

— А вы уверены, что девочка побывала у участкового врача и получила справку об освобождении?

— Я же не могу ее везде за ручку водить... — есть в его словах сермяжная правда, но очень хочется потрясти немолодого человека, чтобы он наконец увидел, что взрослеющая девочка, не приученная к элементарным правилам гигиены, — предмет насмешек одноклассников, среди ее друзей — более чем сомнительные личности. Она явно выпадает из нормального образа жизни, и надо использовать любую возможность, чтобы «водить за ручку».

— Мы регулярно ездим на елки, в концертный зал «Россия», на дачу, в гости к бабушке, — перечисляет отец воспитательные мероприятия, забывая добавить, что в школе не был ни разу и классного руководителя, бьющего тревогу не первый месяц, в глаза не видел.

— Да Бог с ним, с концертным залом, — вступает начальник отдела соцзащиты. — Вы бы лучше учебники дочке купили, у нее из всего набора только русский язык и математика. И в школу в вашей ситуации не грех девочку проводить. Подумайте, не стоит ли поменять работу, чтобы больше контролировать девочку.

— Она моя дочь, конечно, но ведь и член нашего общества. Я должен деньги на жизнь зарабатывать, а вот куда смотрит школа?– произносит сакраментальную фразу прижатый к стенке нелицеприятными фактами родитель.

Школа смотрит, разумеется, на своих питомцев, а также на их родителей, которые, нарожав по полной программе, знать не знают, где их многочисленные детки проводят время, — перед комиссией многодетные мамаши. Кто–то из них работает, по их словам, сутками, время от времени спохватываясь: «Ох, уже два ночи, а младшей до сих пор дома нет!». Кто–то пьет, не выходя из дома, а девятилетняя дочка тем временем собирает милостыню в столице. Беленькая, нежнокожая — ангел во плоти, она вовсе не голодна, по ее словам, просто старшая сестра уснуть не может без «Сникерса», вот и посылает младшую на промысел. Промышляют дзержинские девочки и по–крупному, так что прославляются на всю страну в передаче «Петровка, 38». Тут уже поздно взывать к родительскому долгу — говорят, мама «звезды» опасается противоречить дитятке, которая весьма своеобразно мстит за недавнюю свою заброшенность. Среди маленьких бродяжек есть серьезно больные, им необходимо обследование и лечение, но мамам недосуг, и член комиссии, заведующая детской поликлиникой, в который раз предупреждает о последствиях.

— Тамара Анатольевна, какие меры воздействия может применить комиссия?

— Мы до сих пор руководствуемся в своей работе Положением о комиссиях по делам несовершеннолетних от 1967 года. Конечно, изменились социальные условия, само законодательство, так что давно пора пересмотреть многие положения документа. В частности, о мерах воздействия. (Проект уже разработан, но еще не обсуждался в Государственной думе.) Пока мы можем вызвать подростка и его родителей на заседание комиссии, разобраться в ситуации, предупредить, наложить штраф за административное правонарушение. Иногда устанавливаем определенные сроки для исправления ситуации. Если подвижек нет, решаем дальнейшую судьбу ребенка. В самом крайнем случае — лишение через суд родительских прав или отправка подростка в спецучреждение. В прошлом году, скажем, двух ребят по решению комиссии поместили в «Милосердие», в этом году уже есть еще один кандидат — трехлетний малыш, о котором мама не желает заботиться. Надо сказать, великое дело совершили в городе, создав «Милосердие». Ведь этот центр — единственный шанс для многих брошенных детей вырасти нормальным человеком, даже если судьба обидела нерадивыми родителями.

— В центре вашего внимания обычно дети из неблагополучных семей?

— Не обязательно.

...В зале заседаний — очередной «фигурант» — девятиклассница, неоднократно замеченная в «нехорошей» квартирке. Милое девичье лицо, стильная одежда, взгляд — не оловянный, как у ее предшественниц. Рядом — мама–красавица, изо всех сил пытающаяся унять дрожь в руках. Таня (назовем ее так), вновь сдружилась с соседкой по дому, у которой собираются окрестные обитатели «дна». Кому из них суждено остаться на этом «дне», жизнь покажет, но члены комиссии по мере сил пытаются вытолкнуть наверх тех, кто еще не привык к здешнему затхлому воздуху. Среди них и Таня, мама которой и знать не знает, где проводит вечера ее благополучная девочка из благополучной семьи.

— Что тебя интересует в этой компании? Зачем ты туда идешь?

— Подружка плачет, говорит, что хочет со мной дружить, — мне ее жалко...

Решать, как поступить — пускать девочку к подружке или нет, конечно, маме. Но теперь она хотя бы знает, чем рискует, проявляя лояльность в отношении дочери и человеколюбие в отношении ее друзей.

— Тамара Анатольевна, как вы думаете, для скольких человек из, скажем, десяти попадающих к вам заседание — стресс, влияющий на дальнейшее поведение?

— Даже если в одном случае из десяти — я считаю, наши усилия стоят того. Не надо забывать, что наша задача — не привести человека в стрессовое состояние, а помочь взглянуть на ситуацию со стороны, порой просто проинформировать. Вот сегодня, скажем, мы объяснили папе, как правильно оформить документы на получение детского пособия, жилищной субсидии, чтобы он мог сэкономить деньги и не рваться на вторую работу. Надеюсь, он принял наши слова к сведению и сможет больше времени проводить с ребенком.

Если делать прогнозы относительно сегодняшнего заседания, то, думаю, Татьяну удастся вытащить из дурной компании, если мама среагирует, разумеется. В случае с отцом девочки, считаю, можем и должны добиться от него более ответственного отношения к родительским обязанностям. Мы его оштрафовали и дали месячный срок на приведение в порядок квартиры. Участковый поможет избавиться от нежеланных визитеров, если хозяин, конечно, будет в этом заинтересован. Что касается остальных, предугадать сложно, ведь даже на заседание комиссии их привел участковый — сами не шли. Но мы будем постоянно контролировать эти семьи, и если ситуация не изменится, есть основания выходить с ходатайством в суд о лишении родительских прав.

Счастье, что у нас работают неравнодушные люди. Вы посмотрите, сколько усилий прилагает школа, чтобы девочки хотя бы посещали уроки, чтобы к ним нормально относились одноклассники. Очень помогают старшие по дому — они поближе к месту событий, так сказать, на правах просто соседей могут посоветовать, последить, остановить, когда это необходимо. Если требуется вмешательство участкового, он тут же реагирует. Хочу напомнить, что работа в комиссии по делам несовершеннолетних — общественная нагрузка, зарплату здесь, кроме меня, не получает никто. А вы понимаете, сколько времени и душевных сил требуют и рейды, и встречи с родителями, и заседания. Так что я благодарна своим коллегам за их подвижничество и поздравляю с 85–летием с момента основания КПД.

С недавнего времени в названии комиссии появилось наращение — «...и защите их прав». Смею надеяться, что мы не только обсуждаем проступки подростков и даем им оценку постфактум, но и по мере сил занимаемся профилактикой, пытаемся не допустить правонарушения или преступления, защищая права ребенка.

Светлана Зайцева

1