О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

 
«Он наделен счастьем любить природу»

Зал на втором этаже КЭЦ тихий–тихий. В отсутствие художника и зрителей картины спят. Но вот появился долгожданный первый посетитель, и закрякали утки, с шумом опускаясь на воду лесного озерка, залаяла собака, преследующая зайца, дурманяще пахнуло сиренью. Это аукнула Владимирская область — родина художника Юрия СИРОТИНИНА, выставка работ которого открылась 31 января.

Новый год Культурно–эстетический центр начал стремительно: за первый месяц 2003–го это уже вторая выставка. Тем более приятно, что представляет свои картины наш земляк, большая часть жизни которого связана с Дзержинкой, ее историей и людьми. Юрий Васильевич познакомился с волшебством кисти и красок еще в школе, когда занимался в кружке при стекольном заводе. Потом — Владимирское художественное училище, где получил специальность с диковинным названием «альфрейщик» (по словам Сиротинина, специальность предполагает роспись стен). К сожалению, церкви в те времена не восстанавливали, так что пришлось работать на родном заводе художником–оформителем. После армии судьба связала с Дзержинским: работал на ТЭЦ–22, позже — в НИХТИ и не переставал заниматься в художественной студии ДК «Вертикаль» под руководством Дикова. «Мы вместе много лет, — говорит Юрий Васильевич о своих «братьях по кисти» Викторе Дикове, Михаиле Рогожине и других, с кем теперь связан по творческому союзу при школе имени Огольцова. — Я прихожу в школу, чтобы пообщаться с друзьями, выслушать мнение Виктора Петровича. А работаю чаще всего дома».

На родной Владимирщине, где живут родственники, хватает забот, требующих крепкой мужской руки, так что там заниматься творчеством особенно некогда. Но для второй своей страсти — охоты — Юрий Васильевич находит время. И ничто, по его словам, так не лечит и не очищает, как прогулка по осеннему лесу вдвоем с собакой. Иногда вместо ружья охотник берет с собой мольберт, и тогда нечаянная радость, подаренная природой, остается на холсте или картоне. «Он наделен счастьем любить природу, — говорит друг художника Людмила Кондрашкина, — и, кроме того, дарить радость общения с ней другим. Его картины — воплощение его красивой души. Глядя на них, хочется жить и радоваться».

Виктор Диков, на правах учителя открывавший персональную выставку ученика, сказал, что она «высокого качества». Сиротинин продолжает традиции Перова, Саврасова, а значит, кровно связан с настоящим, исконно русским направлением в искусстве. Бог с ними, с «Черными квадратами», милее и понятнее душе русского человека вот эти уточки, собаки, осенняя роскошь красок. «Не гонись за деньгами, Юра, гонись за красотой, — пожелал мэтр и добавил: — Поменьше тебе малярных работ, побольше художественных».

Директор ЦНО «Угреша» Бабкен Балоян, дотоле не замеченный в пристрастии к вернисажам, переходил от картины к картине с все более изумленным видом. Удивление Бабкена Мушеговича можно было понять: работающий под его началом строитель Сиротинин вдруг оказался художником, да каким! «Когда Юрий пригласил меня на выставку, я особенно не поверил, — признался начальник. — А теперь вижу, что за скромностью иногда прячется талант. Теперь мы будем гордиться тем, что такой человек у нас работает, и как только выставка закроется здесь — переедет к нам. Чем больше молодежь видит красоту, тем она чище». Растрогавшийся Бабкен Мушегович подкрепил свое восхищение материально: объявил о премировании своего талантливого сотрудника. По словам Балояна, для этого есть все основания: вопреки расхожему мнению о том, что художники с трудом подчиняют свою жизнь строгому режиму и частенько необязательны, Юрий Васильевич — человек дела и слова, на него всегда можно положиться.

Художник настолько строг к себе, что, по его словам, принимается писать даже без настроения. «Настроение приходит во время работы. А если такого не случается, можно отложить кисть. Но я должен заниматься живописью — я же учился». С ним солидарна и жена, Галина Николаевна: «Если в начале семейной жизни было трудновато, то теперь вся семья понимает, что если есть у человека дар, его нужно реализовать. И Юра с течением времени понял, что мы тоже нуждаемся в его внимании и заботе, так что он делит свое свободное от работы время пополам — нам и любимому занятию. Его картины настолько для нас родные, что когда их забрали на выставку, дом опустел. Островская церковь, например, как хранитель нашего очага. Вот эту — с одиноким дубом — я очень люблю. Нет, я вовсе не хочу быть одинокой, но крепость, сила могучего дерева как пример для меня. А «Надежду» Юра писал в ту ночь, когда накануне принесли нашу дочку из роддома — хотел ей подарить непременно утром следующего дня. Муж умеет останавливать во времени те моменты, которые мне особенно дороги. Как–то в собственный день рожденья я проснулась с тоской в душе. Подошла к окну, а там, на подоконнике, расцвела наконец фуксия, причем как–то сразу, была буквально осыпана цветами. Вот она, смотрите, на картине. Теперь стоит посмотреть — просыпается прежнее ощущение нежданной радости. У каждого в нашей семье есть любимые картины...» Дочка и сын рисовать «умеют, но не хотят», по выражению Юрия Васильевича. И он в их выбор не вмешивается: сын — строитель, дочь учится на психолога.

Для всей семьи первая персональная выставка художника — праздник. Наверняка после церемонии открытия они соберутся за праздничным столом вместе с друзьями, поднимут тост за замечательного, чуткого, интеллигентного человека и талантливого живописца — тем более выставка приурочена к его пятидесятилетию — и пожелают ему оставаться художником не только у мольберта, но и в отношениях с людьми, на работе, в семье.

Светлана Зайцева

1