О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

 
Публичный шум,или О чем кричите?

«О чем кричите?» — удивляются в Минтруде реакции учителей на новое детище ведомства Починка — новую тарифную сетку, которая определит оплату труда работников образования. До сих пор учительская гвардия худо–бедно сводила концы с концами благодаря ЕТС — единой тарифной сетке, от которой теперь предложено отказаться в пользу новой, более гибко учитывающей, по мнению разработчиков, все нюансы тяжелой преподавательской работы. Предполагается, что зарплата педагога будет зависеть от типа образовательного учреждения, где он трудится, уровня образования, стажа, а также финансовой состоятельности того региона, в котором образовательное учреждение находится.

Как только новая сетка появилась в печати, издревле законопослушное и исполнительное учительство вдруг возмутилось. Если верить центральной прессе, активисты профсоюза работников образования даже устроили около двух недель назад пикетирование Государственной думы под лозунгами «Лучше ЕТС пока, чем упражненья Починка». К такому же выводу пришли и педагоги Люберецкого района, города Дзержинского, поселка Котельники, собравшиеся 31 января в люберецкой школе № 10 по инициативе депутата Госдумы от нашего округа Юрия Липатова, чтобы обсудить готовящуюся реформу. Профактивисты, руководители школ, учителя и воспитатели были солидарны с той оценкой, которую дал готовящемуся для обсуждения в Думе документу председатель Московской областной организации профсоюза работников образования и науки Анатолий Морозов. В более чем эмоциональном выступлении он выдвинул основные претензии:

— кулуарное обсуждение положений постоянно изменяющегося проекта;

— смехотворная начальная ставка;

— явное несоответствие обещаемого увеличения зарплаты в 1,33 раза росту инфляции;

— переадресовка основного финансирования системы образования местным бюджетам.

Зарплата учителей, сказал Анатолий Ильич, не повышалась с декабря 2001 года, за это время инфляция составила 12–18%, а стоимость потребительской корзины увеличилась на 40%, так что к октябрю 2003–го, когда обещают запустить реформу, обещанные перспективы вряд ли улучшат положение преподавателей. «Если уж провозгласили приоритетное развитие образования, давайте работать, а не принимать поспешные, необдуманные решения», — закончил Морозов.

«Наше образование всегда было со знаком качества, — продолжил обсуждение Юрий Липатов. — Дума отдает себе отчет в том, что учительство определяет наше будущее, и надо соответственно к нему относится». Проблема изменения оплаты труда учителя насущна, но ее решение непродуманно. «Суммы, о которых идет речь, мягко выражаясь, — насмешка. И сама постановка вопроса о том, что зарплата учителей должна зависеть от финансового положения региона, где они работают, — это дурь». Юрий Александрович подчеркнул, что сегодняшняя встреча — попытка узнать мнение о реформе на местах, чтобы донести его до руководителей фракций, через них — до президента и приостановить прохождение проекта до его существенной доработки. «Практика показывает, — обнадежил Липатов, — что, объединившись, мы можем влиять на ситуацию, как было в случае с принятием Кодекса о труде...» Так что, по мнению депутата, устраивать «публичный шум по поводу еще не представленного в Думу проекта», выражаясь словами Починка, очень даже стоит. «В этом мире сам за себя не постоишь — никто за тебя не заступится. Надо поставить вопрос таким образом, чтобы чертям тошно стало».

О необходимости более активного участия в политике педагогов говорил и коллега Липатова по Госдуме, заместитель председателя комитета по науке и образованию Адреан Пузановский. По его мнению, рассматриваемый вопрос не технический и не законодательный, а политический. И «ум нации, интеллект нации», то есть учителя, найдут его решение в области политической борьбы. «Ум–то вы ум, — прозвучало в призыве депутата, — но есть вопросы политики, в которых интеллигентно вести себя не надо!» Слегка ошарашенные слушатели зашумели, пытаясь понять, куда клонит депутат: зовет на баррикады или вменяет новые обязанности, которых и так невпроворот. Но после потока риторических вопросов вроде «Где справедливость?» и гневных тирад «Вы сами и допустили такое!» народ успокоился («Правильно, мы же еще и виноваты») и внимал достаточно терпеливо. Вернуть расположение зала удалось идеей о создании для доработки обсуждаемого проекта межведомственной комиссии при премьере, но докладчик недолго продержался в качестве союзника: не желающие терять интеллигентность слушатели ахнули от его нового предложения. Представитель фракции «Народный депутат» сказал, что считает необходимым в корне менять подходы «в области платности и бесплатности образования», а именно «мы вынуждены будем перейти на платное обучение, надо только найти правильную систему». Мигом политизировавшийся народ ринулся в битву, как всегда защищая грудью учеников, но ведущая вернула коллег к реальности, напомнив, что обсуждается все–таки другой вопрос.

В прениях выступили учителя и воспитатели детских садиков, к сожалению, в большинстве случаев забывавшие представляться, так что придется обозначить их тезисы без указания авторства.

— Не надо заниматься игрой слов и цифр. Вот при последнем повышении говорили, что зарплата увеличится на 40%, а в действительности мы получили 7–10%. Да прибавьте вы нам хотя бы те же 40 — мы рады будем!

— Надбавки за работу в коррекционном классе или за более высокую категорию в 100 рублей унизительны.

— На ставку в 1200 рублей молодые специалисты в школу не пойдут. Уже сейчас средний возраст учителей в моей школе — 45 лет.

— Прошу социальной защиты. Я директор, и мой оклад составляет 1750 рублей. Если не буду зарабатывать больше, ничего в дом не принесу, уйду ведь. С кем останетесь?

— Этот проект не может быть принят — это мнение всех учителей. Вы должны об этом сказать, Юрий Александрович, на самом верху.

— Речь идет о территориальной дискриминации учителя. Получается, есть деньги в регионе — зарплата одна, нет — другая. Уже сейчас стоит перейти дорогу и оказаться в Жулебино — зарплаты другие. Вот народ и бежит в Москву, и его можно понять.

— Не надо грабить учителя — он уже ограблен.

— Сейчас речь идет уже не о защите учительства, а о его реанимации.

— Судя по новой сетке, мы, воспитатели детсадов, вообще никому не нужны.

— Государство гарантирует мне 600 рублей зарплаты, остальное, может быть, доплатят местные власти. Стало быть, красная цена мне — эти самые 600 рублей.

Смелое предложение Пузановского о взимании платы с родителей тоже не осталось без внимания. Директор 42–й школы Василий Марков оценил обсуждаемый документ как толчок к тому, чтобы учительство года через два покорно приняло идею платности обучения. «Если мы хотим иметь будущее, должно существовать государственное образование!» — Василий Степанович свято в этом убежден. Его поддержали:

— Стыдно сегодня говорить о платном образовании. Это значит снова отнимать у нищего.

— Платить? А того, кто не платит, на улицу? Вы представляете, какая армия беспризорников атакует страну?

Оказалось, интеллигентность — это диагноз, и личный интерес не заслонил общегосударственного, заботы дня сегодняшнего — обеспокоенность завтрашним. И не своим, собственно, снова «за державу обидно». Насколько «держава» это оценит, станет ясно после принятия новой тарифной сетки.

Р.S. Версия о том, почему государство в отличие от своих граждан настолько недальновидно, прозвучала в кулуарах: «Может, Починку в свое время со школьными учителями не повезло, вот он и лютует?»

Светлана Зайцева

1