О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

 
Как вызвать АДС?

Праздники как будто нарочно созданы для того, чтобы в то время, когда сотрудники городских служб отдыхают, где–нибудь что–нибудь рвануло, сгорело или протекло. События, разворачивающиеся на месте аварии, вполне достойны того, чтобы лечь в основу сценария фильма ужасов. Но мы предлагаем нашим читателям всего лишь пьесу по мотивам происшествия, имевшего место 4 января по адресу: Дзержинская, 3, квартира 12. Свидетелем и участником этих событий стал корреспондент «УВ».Пьеса о тех, у кого прорвало батарею или трубу отоплениЯ

Итак, действующие лица:

Надежда Бугрова, хозяйка квартиры №12.

Татьяна Антохина, дочь хозяйки, молодая женщина лет 23–25, готовящаяся стать матерью.

Муж Татьяны (появляется в финале).

Николай Ксенофонтов, начальник службы АДС, дежуривший на телефоне 4 января.

Александр Серов, начальник отдела территориальной безопасности администрации.

А также слесари дежурной бригады АДС и журналист «Угрешских вестей».

Место действия — небольшая квартирка в двухэтажном доме, построенном во времена весьма отдаленные. В квартире — стойкий запах сырости, на стенах и потолке — следы протечек. В комнатах кое–где отклеились обои, а в кухне — плитка. Сделать бы ремонт, но хозяевам жаль выбрасывать деньги на ветер. Ведь трубы отопления проходят по чердаку, часто рвутся и вода заливает не только стены и потолок, но и мебель с коврами.

Время действия — 4 января, вторая половина дня.

Действие первое

В квартире две женщины: Надежда и Татьяна, они собираются пить чай. Уютно булькает кипящий чайник, на столе стоит вазочка с печеньем и две чашки.

ТАТЬЯНА. (обращаясь к матери). Слышишь? Какой–то шум на лестнице... Вода что ли льется?

НАДЕЖДА. Похоже. Пойду–ка, гляну, что там приключилось.

Выходит на лестничную клетку и попадает в белое плотное марево, образованное клубами пара. Откуда взялся пар разглядеть невозможно. Из тумана слышен голос соседки с первого этажа. Закрываясь зонтиком, она выглядывает из–под лестничного марша. СОСЕДКА. Надя! Горячая вода хлещет потоком, что происходит? НАДЕЖДА. Сама ничего не пойму. Таня уже звонит слесарям, наверное, что–то рвануло.

ТАТЬЯНА. Подождите вы со слесарями, нужно подъездную дверь открыть, пусть вода на улицу стекает, а то мы задохнемся в пару.

НАДЕЖДА. Я крикну на улицу, бог даст, кто–нибудь поможет.

Возвращается в комнату, распахивает форточку. По тротуару, что рядом с домом, идет парнишка.

НАДЕЖДА. Мальчик, открой наш подъезд (показывает вниз, на дверь), мы выйти не можем.

Парнишка отворяет дверь, морозный воздух врывается в парадную и становится видно, что вода хлещет из лопнувшей батареи.

НАДЕЖДА. Эта батарея всегда еле теплая была, на лестничной клетке температура выше нуля градусов не поднималась. Я полы помою — на досках лед. А в последние дни морозы стоят, вот батарея и не выдержала.

ТАТЬЯНА. А помнишь? В октябре чуть ли не каждый день слесарей вызывали — в комнатах ни одна батарея не грела. Там отопление наладили, а на лестнице — и трава не расти. Ладно, хватит рассуждать. Надевайте резиновые сапоги, черпайте воду — перекрытия деревянные, промокнут и рухнут вниз. А я попробую вызвать слесарей.

Надежда и соседка с первого этажа, взяв в руки тазики и ведра, носят воду с лестничной клетки в ванную. Но теплоноситель прибывает быстрее, чем женщины успевают его вычерпывать. Вода проникает в квартиру и затапливает коридор. Татьяна судорожно листает записную книжку, наконец, находит телефон МП «РОСС», обслуживающего дом.

ТАТЬЯНА. Справочная? Куда мне обратиться, у нас лопнула батарея.

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС. Это бухгалтерия. Звоните секретарю, телефон: 551–05–18.

ТАТЬЯНА. Это 551–05–18? У нас лопнула батарея... Что? Закончили работать? Куда же мне звонить? В «аварийку»? А какой телефон? 551–33–00?

(Когда началась авария женщины не помнят, потому что некогда было на часы смотреть. А точное время помогло бы установить, правда, уже постфактум, кто же должен был прийти им на помощь: АДС или МП «РОСС»?)

НАДЕЖДА. Таня! Так слесари приедут? ТАТЬЯНА. Я дозвониться не могу. В АДС никто не отвечает. Мам, может, мне сбегать туда, ведь аварийщики на Дзержинской, 16, сидят, здесь недалеко.

НАДЕЖДА. Куда ты побежишь? Вся мокрая, как после бани. Простудишься, ребенка потеряешь... И мужиков наших, как назло, дома нет. Давай в милицию позвоним, они должны подсказать, что делать.

Татьяна набирает номер дежурной части городского отделения милиции. Дежурный, выяснив обстановку, называет телефоны четырех служб экстренной помощи. Среди них отдел территориальной безопасности города Дзержинского!

ТАТЬЯНА (набирает один из четырех телефонных номеров). Алло! Не знаю, как к вам обратиться, но у нас дома авария — на лестничной клетке прорвало батарею. В АДС дозвониться невозможно. Что же нам делать?

На другом конце телефонного провода Татьяне ответил начальник отдела территориальной безопасности Александр Серов:

СЕРОВ. Как ваша фамилия? Адрес? Куда вы уже звонили? Ясно. Гражданочка, не волнуйтесь. Я попробую пробиться в АДС. Как только будет результат, я вам перезвоню. Какой у вас телефон?

Александр Леонидович Серов свое обещание выполнил и в аварийно–диспетчерскую службу прозвонился. Он сообщил диспетчеру о том, что случилось на Дзержинской в доме № 3, и попросил направить по этому адресу аварийную бригаду.

СЕРОВ. Татьяна? Машина к вам выехала, сейчас слесари будут у вас.

Конец первого действия.

Действие второе

Помещение аварийно–диспетчерской службы на Дзержинской,16. Телефон звонит, не смолкая, диспетчер Николай Ксенофонтов еле успевает записывать заявки в журнал. На часах 17.45. Снова звонок.

КСЕНОФОНТОВ. АДС слушает. На Дзержинской, 3, прорвало батарею? Отправляю бригаду. Ребята! (обращается к слесарям, только что приехавшим с другого вызова) — давайте быстрее, неподалеку проблема с отоплением.

Бригада из двух слесарей отправляется к выходу. Пока идут к машине, разговаривают между собой: «Работа адская, по 30–40 заявок в сутки. Трубы во всех домах гнилые, а там, где подрядчики сделали ремонт, шаровые краны летят. Покупают китайскую дешевку, которая держится месяц от силы, а мы по всему городу носимся, воду перекрываем. За 3 тыс. рублей в месяц, что нам здесь платят, работаем как проклятые».

Шум подъезжающей к дому машины аварийно–диспетчерской службы показался женщинам волшебной мелодией. К тому моменту, когда слесари вошли в подъезд, нервы жильцов были на пределе.

НАДЕЖДА. Да что ж это такое! Не дозвониться к вам, не достучаться! Посмотрите, что у нас происходит! Никогда толком ничего не сделаете!

ПЕРВЫЙ СЛЕСАРЬ. Мамаша! Мы в этой аварии не виноваты, это вы в свое предприятие обращайтесь. Так... Спускника здесь нет, придется воду в колодце перекрывать. Где у вас канализационный колодец?

ТАТЬЯНА. Вы не знаете, а мы знать должны!

ВТОРОЙ СЛЕСАРЬ. Вы же видите, темно во дворе, и снега по колено, как мы колодец–то найдем?

Адээсники спускаются на улицу и тыкают в снег шестами. Они находят колодец и перекрывают трубу отопления во всем доме и уезжают. Но злоключения жильцов квартиры №12 на этом не заканчиваются — через некоторое время они видят, что вода снова течет из злосчастной батареи. Часов в семь вечера домой возвращается муж Татьяны. ТАТЬЯНА. Я уже не знаю, что делать (обращается к мужу), из АДС приехали, воду вроде перекрыли, а видишь, что творится. У меня уже нет сил с этой батарей бороться, и у матери сердце прихватило. Хоть «скорую» вызывай.

Конец второго действия.

Действие третье

Вечер того же дня. Редакция газеты «Угрешские вести». Задержавшиеся допоздна журналисты собираются домой. Помещение «Информационного центра» сдано на охрану, сотрудники возятся с замком. В комнате редакции «УВ» раздается звонок.

ЖУРНАЛИСТ. Наверное, мне из дома звонят (подходит к телефону). На часах — 20.10.

Мужской голос, раздавшийся в трубке, рассказывает о том, что на Дзержинской, 3, прорвало батарею, адсээсники не смогли как следует воду перекрыть.

МУЖ ТАТЬЯНЫ. Полы на лестничной клетке сырые, стена мокрая. Завтра ударит мороз, и дом развалится.

ЖУРНАЛИСТ. Мы вроде не по авариям (мямлит в трубку), позвоните еще раз в АДС.

МУЖ ТАТЬЯНЫ. Толку от их приездов что–то нет.

ЖУРНАЛИСТ. Вы до утра продержитесь, а утром я к вам зайду.

Сотрудники «Информационного центра» отправляются по домам, а муж Татьяны Антохиной снова звонит в АДС. Второй звонок с Дзержинской, 3, в журнале не зарегистрирован. Но диспетчер утверждает, что чуть позже перезвонил Антохиным и отправил туда бригаду. Слесари открутили батарею, поставив на трубы вентили. Проблема решена.

ЖИЛЬЦЫ КВАРТИРЫ №12 ПОЧТИ В ПОЛНОМ СОСТАВЕ. Спасибо вам, ребята, большущее спасибо (благодарят адээсников).

Слесари садятся в машину и уезжают. Через час обитатели квартиры видят, как вода сочится из–под кранов. Глазам журналиста, прибывшего утром 5 января на Дзержинскую, 3, предстает та же картина: тихая струйка, крупные капли, насквозь промокшие деревянные перекрытия. Жильцы квартиры №12 ждут работников МП «РОСС», обещавших поменять батарею. Надежда, держась рукой за больное сердце, бормочет: «Монастыри восстанавливают, на фасады домов лоск наводят, а трубы отремонтировать — их нет. Нам что, фасад красивый нужен? Мы жить нормально хотим».

Занавес.

«Россовцы» заменили проклятую батарею 5 января, а 6–го к Надежде вызывали «Скорую помощь» — гипертонический криз. От автора:

Конечно, в г. Дзержинском положение с отоплением жилых домов не сравнимо с тем, что происходит сейчас в Карелии или в поселках Крайнего Севера. В целом, все в Дзержинке с отоплением хорошо. Однако есть отдельные случаи. Пьеса, которую мы не рекомендуем к постановке ни в одном театре, призвана показать, что каждый такой случай — это трагедия для жителей, рубец на сердце и соответствующее отношение к местной власти. Нельзя сбрасывать отдельные случаи со счетов, тем более что в зимний период их количество доходит до 5–10 прецедентов в день. Безусловно, сложно в один миг отремонтировать все гнилые трубы в городе. Но самые простые, элементарные меры принять, наверное, можно. Например, установить второй телефон в АДС. Или широко обнародовать тот телефонный номер, который поступает в распоряжение АДС после 18.15. Тогда людям будет легче дозвониться. А разве нельзя увеличить бригаду слесарей АДС на зимние месяцы хотя бы на одного человека? А разве нельзя увеличить им зарплату? Или сделать вызов АДС платным? Пусть это будет стоить 50 или 100 рублей. Погоды в семейном бюджете эти деньги не сделают, а материальное положение адээсовцев укрепят.

Допустим, предложенные меры, по какой–либо причине, неприемлемы для города Дзержинского. Тогда доплачивайте дежурному милиционеру, начальнику отдела территориальной безопасности, журналистам «Угрешских вестей». Будем бегать в АДС, передавать заявки, людей успокаивать. Тоже вариант.

Татьяна РЯбЧенко

1