О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

Портрет глазами современников

3 октября 2003 года главе города Виктору Доркину исполняется пятьдесят лет

Проблема, именуемая «роль личности в истории» всегда была актуальна для России. Нам во все времена везло на сильных людей, пытающихся изменить мир в лучшую сторону. Но немногим удавалось это сделать созидательными методами — все больше стремились «до основания разрушить, а затем»... Цитата из пролетарского гимна стала руководством к действию для многих российских вождей разного уровня, и мы надолго забыли про Сергия Радонежского, Пимена Угрешского и Владимира Вернадского. Вспомнили о них только в конце XX столетия, а в небольшом подмосковном городе даже организовали общественный клуб, члены которого исповедовали идеи Вернадского о «ноосфере» — сфере ума и разума, благотворно влияющей на развитие планеты Земля. Одним из учредителей клуба был сотрудник оборонного предприятия, располагающегося в этом городе, Виктор Доркин. Через несколько лет после основания «Ноосферы» Доркин будет избран в народные депутаты РСФСР, а потом станет у руля города Дзержинского. Вместе с ним к власти придут его единомышленники, и история города изменится — пойдет по другому руслу. Эти изменения происходили на глазах жителей Дзержинского, которые поддерживали их или нет, были участниками происходящих событий или просто наблюдателями. Но все мы, так или иначе, стали очевидцами этих событий и можем составить мнение о них и о человеке, перевернувшем мир маленького подмосковного городка.

Круглые даты выдающихся людей города «Угрешские вести» обычно отмечают развернутым интервью с юбиляром или биографическим очерком о нем. Но в данном случае мы решили пойти по другому пути и предоставить слово людям, знакомым с Виктором Доркиным в разные периоды его жизни. Нам кажется, что тогда образ юбиляра будет более многогранным, а читатели смогут за фигурой политического деятеля разглядеть человека.

Виктор Иванович Доркин родом с Волжских берегов, родился в Шигонском районе Куйбышевской области. В Дзержинский выпускник Куйбышевского химико–технологического института приехал по распределению — в НИХТИ, где состоялась его профессиональная карьера и началась политическая.

Галина Ахмадеева, главный специалист отдела социальной защиты:

С детства был Виктором Ивановичем

— В 1975 году Виктор Доркин приехал в НИХТИ на практику. Я его и встречала у проходной — меня попросил начальник лаборатории. Каким Виктор Иванович был тогда? Очень любопытным, всем вокруг интересовался. Пока мы от проходной до лаборатории дошли, он меня вопросами замучил. «А кто у вас директор института, сколько докторов наук, а что здесь находится, а что там?» — без умолку расспрашивал. С первой минуты своего появления в институте Доркин привлек всеобщее внимание, стал центром, вокруг которого все «кипело». И, наверное, это свойство его натуры. Он как–то сказал: «Я с детства Виктор Иванович», то есть лидер. Он умеет сплотить людей, создать настоящий коллектив. Для нашей рецептурной группы, которую Доркин долгое время возглавлял, он даже устав написал. Да что устав, Доркин же по собственной инициативе политинформацию проводил! Виктор Иванович тогда много читал — сейчас, не знаю, есть ли у него на это время, а в молодости был большой книгочей, книги покупал — у него же шикарная библиотека. Так вот о политинформации. Мы собирались перед началом рабочего дня, и Виктор Иванович рассказывал о том, что творится в мире: о визитах политических деятелей, о принятых законах, о крупных событиях, словом, обо всем. Было очень интересно, никогда бы не подумала, что о политике можно с таким увлечением рассказывать. А у него получалось.

Работать с ним было легко. Во–первых, он никогда не держал зла. Если у него есть какие–то претензии к человеку, всегда выскажет в лицо. Характер у него, конечно, взрывной, но отходчивый. Мы знали это и всегда пережидали, когда буря пронесется, и только потом приступали к нему с оправданиями. Во–вторых, он всегда видел перспективу. А в нашей специальности — мы отрабатывали рецептуру твердых топлив — от этого многое зависело. Потому что работа с экспериментальными зарядами была сопряжена с определенной опасностью. Но если Виктор Иванович согласовывал состав очередной «мешки», мы были уверены, что ничего непредвиденного не произойдет.

Его энергии хватало очень на многое. Знаю, что он был лидером каких–то туристических слетов — однажды они сделали плот из камер от резиновых мячей и сплавлялись на нем по Оке. Еще он вел стенную газету — такие принципиальные, критические статьи помещал, что из соседних зданий приходили читать. Он состоял в комиссии по жилью, в Совете трудового коллектива. Словом, везде успевал. И не потому, что хотел выделиться, а потому что ему до всего было дело, ему всегда были интересны люди. И тогда, и сейчас. Ведь он никогда не пройдет, не поздоровавшись, всегда найдет время поговорить. А в первые годы, когда ушел от нас, часто звонил, с праздниками поздравлял, а то и приходил с цветами и подарками. А потом мы к нему в администрацию пришли работать — не смогли без своего начальника.

Владимир Фельдман, начальник лаборатории ФЦДТ «Союз»:

Жуков и Доркин во многом похожи

— Виктор пришел в нашу лабораторию в 1976 году и сразу проявил себя грамотным специалистом. Уже в 1979 году он возглавил рецептурную группу, занимающуюся отработкой составов на основе высокоэффективного окислителя (АДН). Это было очень важное для института направление. Виктор и его сотрудники стояли у истоков создания нового поколения топлив с использованием гидрида алюминия — наиболее энергоемкого горючего смесевых топлив. Эти разработки были доведены до стадии промышленного образца, а потом запущены в производство. Задача, решенная группой Доркина, настолько сложна, что до сих пор в зарубежных научных докладах и статьях высказываются сомнения в самой возможности существования этих материалов. Ведь зарубежные ученые убеждены, что совместить в одном составе высокоэффективные компоненты окислительного и восстановительного типа нельзя. Фактически мы опередили их в этом вопросе более чем на двадцать лет.

Решение этой проблемы стало возможным благодаря научно обоснованным требованиям к качеству гидрида алюминия — разработке коллектива, возглавляемого Доркиным. На базе этих рекомендаций создан специальный метод получения продукта, который позволил успешно использовать его в различных типах высокоэнергетических материалов. Виктором Ивановичем по этому вопросу подготовлена кандидатская диссертация, прошедшая предзащиту. Однако до сих пор он не нашел времени для защиты ее на ученом совете. Что очень жаль, ведь проблема, рассматриваемая в диссертации, до сих пор актуальна. Наука, без сомнения, много потеряла в лице Доркина, но то, чем он сейчас занимается, наверное, не менее важно для города, да и для страны.

Хочу несколько слов сказать и о человеческих качествах Виктора: честности, бескомпромиссности в принципиальных вопросах — в период работы на ФЦДТ для него не существовало авторитетов, кроме научных, конечно. Когда я, будучи заместителем начальника лаборатории, направил его в колхоз, Виктор не замедлил написать письмо в партком, о том, что молодых специалистов загоняют на сельскохозяйственные работы, вместо того, чтобы обучать основной профессии. Но надо отдать Доркину должное, в колхоз он все–таки поехал и урожай убрать помог. Гораздо позже, когда Виктор уже был старшим инженером, на предприятии рассматривался вопрос, кого поставить начальником нашей лаборатории. Я, как уже говорил, был заместителем начальника, но меня назначать не хотели — беспартийный. Тогда Доркин организовал письмо–обращение в мою поддержку, которое подписали все сотрудник лаборатории. Проигнорировать мнение коллектива дирекция не осмелилась, и меня назначали начлабом, хоть я и не состоял в партии.

Похожий случай произошел, когда академик Жуков выдвигал меня в лауреаты государственной премии. Трудность состояла в том, что списки претендентов утверждались в ЦК партии. Оттуда, разумеется, позвонили: «А нет ли у вас достойных ученых с русской фамилией?» Но академик меня отстоял — считал, что я заслужил государственную премию.

Вообще, мне кажется, что Жуков и Доркин во многом похожи, только Виктор немного мягче. А ведь Доркин в свое время Жукова сильно критиковал.

Однажды выступил с разгромным докладом о перекосах в распределении жилья — с фактами в руках доказал, что кулуарно распределяют комнаты и квартиры. За такую беспощадную критику Доркину сильно досталось от Жукова. Но Виктор обиды не затаил, и когда Борис Петрович потом обращался к нему, как в главе города за помощью — машина была нужна, чтобы в больницу съездить или еще что–нибудь, Доркин никогда не отказывал. Я точно знаю.

Константин Кудрявцев, депутат Совета депутатов, доцент филиала «Угреша» международного университета «Дубна»:

Такому сопернику проиграть не стыдно

— С Виктором Ивановичем мы познакомились в НИХТИ, нынешнем ФЦДТ «Союз». — Я пришел молодым аспирантом, а Доркин работал начальником группы. Он был требовательным и одновременно демократичным руководителем. У него есть редкое качество: умеет требовать, не унижая людей тоном или манерами. По–моему, эта черта осталась и сейчас. Четыре года назад мне довелось составлять конкуренцию Виктору Ивановичу на выборах главы города. Но я не могу сказать, что мы были соперниками, скорее друзьями–соперниками. Я тогда проиграл кампанию, но такому человеку, как он, и проиграть не стыдно. Конечно, люди, пребывающие во власти много лет, ощущают на себе ее влияние. Но, я думаю, что к этому факту нужно относится спокойно. Только глупый человек не меняется под воздействием обстоятельств. Но Доркин остался почти тем же Виктором Ивановичем, с которым я познакомился 20 лет назад. Он сохранил многие качества, которые ему были присущи. Сопричастность, расположенность к людям, открытость. Вместе с тем какие–то изменения в его характере все же произошли. Власть над людьми делает человека очень уверенным в себе, можно даже сказать самоуверенным. Вот и Виктор Иванович, порой, преувеличивает свои силы, недооценивая всей сложности задач, с которыми ему, как главе города, приходится сталкиваться. Ему кажется, что любую задумку легко реализовать. А на деле оказывается, что это не так просто. Когда такое происходит, он сильно переживает, но рук все же не опускает. Упорство — одна из его отличительных черт. Всегда старается каким–то образом решить проблему, достичь цели.

…Дом на Дзержинской, 13, стоит в тихом и достаточно уединенном месте. Жильцы этой пятиэтажки и сегодня знают своих соседей по имени–отчеству, а в конце 80–х годов, когда квартиры и комнаты не столь активно сдавались в аренду, все квартиросъемщики были как на ладони. И вдруг в заброшенном подвале дома народ стал замечать оживленное движение. Молодые мужчины, по виду вполне приличные, затеяли там ремонт, провели электричество и воду, наклеили обои. На Дзержинской, 13, с интересом наблюдали за новыми соседями. Но те вели себя тихо, дебошей не устраивали, и необычную компанию, в конце концов, оставили в покое. А участники клуба «Ноосфера», обустроившись, начали проводить регулярные заседания клуба, изучая труды Вернадского и пробуя решить самые злободневные городские проблемы.

Михаил Персов, член клуба «Ноосфера»:

Истина превыше всего

— Мы хотели, ни много ни мало, изменить мир. А начали с решения насущных городских проблем. В году 1987–м, если вы помните, была принята государственная жилищная программа с лозунгом: «К 2000 году — отдельную квартиру каждому». А в «Союзе» жилищный вопрос в то время был самым животрепещущим. И мы приступили к разработке жилищной программы для сотрудников предприятия. Работу провели огромную. Валерий Крылов тогда был председателем жилищной комиссии в «Союзе», и с его помощью мы перелопатили массу информации, поступившей в наше распоряжение. Просчитали, сколько имеется в наличии квартир, комнат, сколько ежегодно строится. На основе этих данных мы разработали схему, согласно которой все сотрудники «Союза» к 2000 году должны были получить отдельное жилье. При условии, что распределять квартиры будут честно, без перекосов в сторону начальства. О результатах нашей работы Виктор Иванович докладывал на профсоюзной конференции. Программа дошла до Жукова и Матыско, но поддержки с их стороны не получила. Доркин стал биться за этот документ. Я помню, что у Виктора Ивановича был девиз, который он часто повторял: «Истина превыше всего». И добиваясь истины, он критиковал начальников, не взирая на ранги. Он тогда выступал против авторитарной системы власти, сложившейся на предприятии.

В подвале на Дзержинской, 13, мы собирались раза два в неделю, обсуждали жилищную программу, проблемы экологии. В «Ноосфере» тогда было человек двадцать–тридцать, и все были объединены благородным порывом сделать мир вокруг лучше. И здесь родилась идея о том, чтобы реализовать наши планы через функции власти. Мы считали Виктора Ивановича самым достойным из нас, ведь он обладал несомненными лидерскими качествами. Но при этом никогда не пытался давить на людей, отстаивал свою точку зрения через убеждение и объективную информацию.

В этот момент как раз проходили выборы в народные депутаты СССР. Мы попытались воспользоваться этим обстоятельством и выдвинули Доркина кандидатом. Но от ФЦДТ выдвигался и генеральный директор Зиновий Пак. Их кандидатуры рассматривали на конференции предприятия, и для Доркина это стало первой пробой сил на политической арене. Конечно, победил Зиновий Пак, тогда по–другому и быть не могло. Но Виктор Иванович набрал 22 процента голосов, что для молодого заместителя начальника лаборатории, не обладающего регалиями, широкой известностью, тоже было хорошо. И Доркин именно так относился к этой ситуации. А через год проводились выборы в народные депутаты РСФСР, и Виктор Иванович одержал уверенную победу.

Я считаю, что на политической стезе Доркин сумел реализовать себя, здесь его способности в наибольшей степени раскрылись. У него прекрасно развито стратегическое мышление, есть дар предвидеть ситуацию. Причем стратегическое мышление дополняется реальной оценкой сегодняшнего дня. Государственная власть — это его. Хотя некоторых издержек, которые несет с собой политическая деятельность, он не избежал. Стал более категоричным. Но в главном он себе не изменил. 13 лет назад Виктор Иванович пришел во власть не для личного обогащения, а для реализации своих идей. Ради этого он работает и сейчас. Он хотел сделать город лучше, и это ему удалось.

Начало девяностых годов XX века в России нынешние политологи называют временем активной вертикальной миграции населения. Тогда было достаточно легко изменить свой статус, поднявшись сразу на несколько ступенек по социальной лестнице, или поменять сферу деятельности. Это было время больших возможностей, и многие тогда смогли реализовать себя. К тому же политика в начале 90–х решалась не деньгами, а энтузиазмом, инициативой и поддержкой населения. В этот период на гребне оказались политики новой волны, стремящиеся изменить существовавший в стране социальный строй. Вот в такое время Виктор Доркин при поддержке клуба «Ноосфера» начал свою избирательную кампанию по выборам в народные депутаты РСФСР. В штабе молодого кандидата, на Дзержинской,13, изготавливались плакаты и листовки, разрабатывалась предвыборная программа. На машине одного из участников клуба «Ноосфера» команда Доркина колесила по Люберецкому району — начинающий политик встречался с избирателями. Многим импонировали его выступления, где красной нитью проходила мысль о создании гражданского общества, о защите прав людей, о создании общества равных возможностей. И постепенно Виктора Ивановича стали узнавать не только в Дзержинском. Выборы он выиграл и стал народным депутатом РСФСР. В том же году его выдвинули на пост председателя Совета депутатов города Дзержинского. Он и здесь прошел на «ура», но успех означал, что ему придется совмещать два депутатства одновременно. Это решение потребовало от него изменения своих планов, всей жизни.

Ведь нужно было все время поделить между заседаниями в Верховном Совете и деятельностью в городе. О продолжении научной деятельности, в которой он достиг определенных успехов, не могло быть и речи. И Виктор Иванович выбрал политическую стезю.

Тамара Карпухина, депутат Совета депутатов:

Как политик он сформировался в революционные годы

— Становление Виктора Ивановича Доркина как политика, я считаю, произошло в период с 1989 по 1993 годы. В это время он совмещал работу народного депутата РСФСР и председателя городского Совета депутатов, позже председателя исполнительного комитета. Участвуя в съездах народных депутатов РСФСР, он имел возможность видеть проблемы страны в целом и вмешиваться в дела верховной власти, учитывая мнение жителей города и депутатов. Все положительные наработки, у кого какие были, он умел свести в единый глобальный план, а потом и применить на практике. В то время он начал создавать союз местного самоуправления, союз малых городов России — я не знаю, как у него на все хватало сил и времени. Это же титанический труд.

А работа нашего Совета? Он же тоже принимал в этом участие. Пятьдесят человек депутатов пытались построить новую жизнь в городе, не имея ни нормативных актов, ни аппарата управления. Одно только желание сделать жизнь лучше, демократичнее. На наши сессии ведь собирались не только депутаты, но и все желающие. Говорили наперебой, напрямую высказывали мысли. И мы всех выслушивали, старались учесть все высказанные мнения. Потом поняли, что один Совет депутатов ничего не сможет сделать, и мы пригласили команду управленцев — исполком. Провели конкурс и выбрали, как нам казалось, лучших. А эти люди, едва пришли к власти, сразу же начали решать свои проблемы. Они очень быстро забыли красивые программы, которые сами же сочинили, наплевали на наказы избирателей, поставив во главу угла личное благо. Что было делать? И тогда Виктор Иванович принял решение — разогнать эту команду и самому встать во главе исполнительной власти города. Он понял, что, оставаясь на посту председателя Совета депутатов, не может влиять на ситуацию в полной мере. Он стал главой администрации, и тогда в городе начали выстраиваться административные структуры, которые сейчас созданы в полном объеме. То есть Виктор Иванович и депутаты Совета продвигались вперед методом проб и ошибок, мы все учились на своем опыте — учебных пособий тогда не было.

В этой ситуации нам помогал опыт Виктора Ивановича, который он получал во время съездов народных депутатов РСФСР. Во время революций 1991, 1993 годов информации в прессе было мало, многие тогда не понимали, что вообще происходит. А Виктор Иванович из первых рук рассказывал нам, как обстоят дела. Скажу еще раз, что работа в разноуровневых органах власти помогла ему сформироваться в политика и управленца, который не только умеет видеть ситуацию на сто шагов вперед, но и решать реальные задачи. Во благо города и его жителей. Посмотрите, ведь и после того, как первоочередные задачи в городе были решены, сколько еще сделано. Восстановлен Николо–Угрешский монастырь, построены тысячи квадратных метров жилья, созданы Комитеты общественного самоуправления, строится новая школа. Перечислять можно до бесконечности.

Сергей РыбальЧенко, первый заместитель главы города:

Революционный романтизм

— Это был очень сложный период революционного романтизма, когда депутаты городского Совета выполняли функции нынешней администрации. Были сформированы комиссии по разным направлениям деятельности, и мы сидели до 9 часов вечера каждый день, решая тысячи вопросов. Виктор Иванович, вспоминая то время, говорит: «Тогда хотелось плакать и бежать». Потому что не было механизмов, через которые можно было проводить свою линию, не было администрации.

Город входил в состав Люберецкого района, где царила совершенно другая атмосфера и власть ставила перед собой цели, далекие от улучшения жизни в городе. Плюс к этому начались Гайдаровские реформы, тоже ухудшившие ситуацию на местах. Ведь народ со всеми претензиями обращался к местной власти. Словом, ситуация была очень непростой. В то время многие не знали, что означает термин «местное самоуправление», а Виктор Иванович начал реализовывать эту идею в городе. Правда, местное самоуправление поддерживал Борис Ельцин, но его поддержка носила характер «шаг вперед, два шага назад». Верховный Совет РСФСР в то время принял первый закон «О местном самоуправлении», чтобы как–то закрепить некоторые права и основы. В разработке этого документа принимал активное участие Виктор Иванович. Тогда происходило много событий, имевших для города исключительное значение. Каждое из них можно описать как отдельную историю. В частности, передача Николо–Угрешского монастыря русской православной церкви, телефонизация города — основание акционерного общества «Монтаж». Создание новых структур, которых не было в городе — Пенсионного отдела, отдела социальной защиты, комитета по управлению муниципальным имуществом и так далее. Все это требовало больших организаторских и пробивных способностей, ведь добиваться решения этих вопросов приходилось, преодолевая сопротивление вышестоящих структур. Излишне говорить, что вся эта работа велась при непосредственном участии Виктора Ивановича, под его руководством.

Именно Доркин выступил инициатором создания в городе газеты, сети кабельного телевидения, радио. А в 1995 году в городе состоялся референдум, в результате которого город получил самостоятельность. Проведение референдума — идея Виктора Доркина, хотя существовал и другой, более легкий способ получения свободы — административный. Но мы прошли через самый сложный путь — законный. Если бы эти решения тогда не были приняты, мы бы сейчас не имели того развития города, которое имеем сейчас, опережая многие другие города области и страны.

Что же касается личностных качеств Виктора Ивановича, я думаю, его главная черта — умение увлекать и объединять людей в общем деле.

Елена Буланова, помощник главы города:

Его главное качество — мудрость

— Главой города, судя по Виктору Ивановичу, быть очень сложно. Так, как он работает — никакой личной жизни. Это труд не за зарплату. Его радуют успехи города, то, что он хорошеет, благоустраивается. Он живет для города. Основное качество Виктора Ивановича — мудрость. У него поразительная способность угадывать ход событий. Взять хотя бы Устав города. В то время закон «О местном самоуправлении» разрешал принять Устав города решением Совета депутатов или на референдуме. Но Виктор Иванович настоял на проведении референдума, для того, чтобы решение о выходе из состава Люберецкого района приняли жители. В этом случае оспорить Устав никакой суд не смог бы. Так и случилось. Доркин просчитал эту ситуацию на несколько шагов вперед. В сложные моменты, когда требуется принять решение, Виктор Иванович может проявить жесткую волю. Он всегда добивается того, чтобы поставленная им задача была выполнена, несмотря на, казалось бы, невозможные сроки, или другие трудности. То есть работает принцип: «Если решение принято, значит, мы идем до конца». Так было во многих случаях. Самый последний — строительство кольцевой развязки на площади Дмитрия Донского. Наверное, строительство этого объекта можно было растянуть на год, а то и два, ссылаясь на многочисленные объективные обстоятельства. Но Виктор Иванович поставил задачу: строить быстро, и теперь, когда площадь преобразилась, никто не представляет город без новой развязки.

Как у каждого человека, у главы нашего города бывает плохое настроение, и в этот момент он может отругать. Иногда кажется, и не за что. Но он всегда предупреждает: «Я сегодня — злой». Вообще он талантливый человек, многогранный, много читает, у него великолепная память — может цитировать целые куски из классических произведений или речей каких–то политических деятелей. В людях, мне кажется, он больше всего ценит верность идее, которую ты выбрал, той команде, в которой работаешь.

Записала Татьяна РЯБЧЕНКО

1