О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

 
Тропинка к Дому. ПЯтому.

Говорят, «возле арки, за углом» есть в Жуковском «пятый дом», дорогу к которому может показать любой житель, не спрашивая названия улицы. Говорят, с этого дома уникальной архитектуры начинался город Жуковский. В 1992 году на первом этаже здесь поселился Арт–салон, а в 1999–м и вовсе — объединение художников, которое не мудрствуя лукаво так и нареклось — «Пятый дом».

10 января пушистым от снега почти рождественским вечером «Пятый дом» приехал в Дзержинку, в КЭЦ. Заглянем? В этом доме окна — настежь, а за ними облака и дали: серо–голубые, лохматые у Александра Оболенского, мягкие, пронзительно–русские — у Рустама Курбанова. Мансарда Станислава Ракиткина наверняка выходит на север — там снега, ели и солнечные зайчики, Игоря Максютина — на юг: здесь луговое разноцветье–разнотравье. Осень в ведении Вячеслава Самарыча и Николая Нелидкина. В первом варианте — рыжая, веселая, солнце пополам с кленовым листом. Во втором — пастернаковская:

Кто коврик за дверьми

Рябиной иссурьмил

Рядном сквозных, красивых,

Трепещущих курсивов?

Среди классических двухстворчатых высоких окон — хулиганистые форточки, которыми хлопает веселый ветер. Стоит приоткрыть пошире — увидишь танцующую улицу в фосфоресцирующих красках:

Левая, правая где сторона?

Улица, улица, ты, брат, пьяна...

По крыше гуляют чьи–то босые ноги. Чьи? — Картина называется «Мужик, гуляющий по крыше, или Крыша, гуляющая у мужика» (Сергей Лучко). В «Пятом доме» не стесняются быть такими, какие есть, — имеешь право даже на черно–белый вид из окна, когда в причудливом сухостое (избушка на курьих ножках? леший, прикинувшийся деревом?) видится «Деревня», гнутая и битая временем, кряжистая, но настоящая (Сергей Воробьев).

«Дом» все–таки имеет прописку в Подмосковье, а потому вот он, рядышком, парк в Кратове, где над гладью легких вод мостик лебедем плывет (Владимир Пименов). Кажется, прикоснись к полотну — и остудит пальцы озерная водица, и гулко упадет капля с ладони.

Но пора вернуться в дом, где не счесть цветов и птиц. Последние, судя по тому, что на батике (Виктор Белов), шелкоголосые. Их не держат в клетке, позволяя упархивать к новым владельцам («Снегири», например, теперь будут радовать кого–то из дзержинцев, решившегося на покупку). В гостиной, у рояля, — пышушие страстью красные тюльпаны (Сергей Лучко), на террасе — почти врубелевская «Сирень» (Владимир Пименов), а в столовой — розово–фиолетовое облако над глиняным горшочком. И так уютно–подробен букет, что сомнений не возникает: автор — женщина (Екатерина Штуц). Здесь пьют вино (Сергей Лучко), ищут истоки романтики (Юлия Евстигнеева), гладят кошек (Александр Воробьев), любуются избранницами (Игорь Гугель), сочиняют сказки (Луиза Белова–Шурыгина), время от времени становятся детьми (Геннадий Кислицын), а также размышляют о вечном (Андрей Шмельков). «Дом на набережной» — иллюстрация к «Жертвоприношению» Тарковского, где одинокий дом на краю земли живет под хоралы Баха и шум океана. Наверняка автор в «Пятом доме» обосновался на чердаке, открытом всем ветрам, где плещут крылами голуби и близко небо.

В «Пятом доме», по словам его жильцов, не знают скуки и ссор. Конечно, существуют материальные проблемы («Как же без них? Мы же свободные художники...»), но скучать некогда: все заняты любимым делом, а ссориться незачем, поскольку каждый ценит уникальность каждого и не пытается поучать. «Мы собираемся вместе уже лет десять, — говорит Вячеслав Самарыч, — чтобы красиво общаться, а не критиковать друг друга. Каждый пишет, как он дышит... Поэтому и уживаемся, и каждая общая выставка — праздник». Экспозиция выставок обновляется каждые две–три недели, свои работы на суд зрителей предлагают и гости из Раменского, Ильинского, Быково, Москвы. «Персональные выставки омолаживают, — утверждает «старожил» Станислав Ракиткин. — Как выставка, так лет двадцать долой». Кроме удовлетворения морального для многих выставки — источник средств к существованию: отнюдь не богатая жуковская публика все–таки позволяет себе роскошествовать и покупает картины. Жуковчан тоже домоседами не назовешь: представляют свои работы на областных и столичных выставках, на авиасалонах МАКС, в художественных альбомах московского издательства «Изограф». В марте 22 художника из «Пятого дома» в компании 35 участников детского класса графики Виктора Белова выставлялись в ЦДХ, чем, безусловно, гордятся.

Дзержинцы, в частности руководство КЭЦ, заприметили «Пятый дом» на областном Дне труда, и Юрий Бизяев задался целью поближе познакомить дзержинцев с жуковскими талантами. Удалось, прямо скажем. Похоже, действительно гости явились в город на белом коне, как сказала на открытии выставки руководитель студии КЭЦ Наталья Костина. Выставка пользуется невиданной популярностью, и посетители протоптали сюда тропку еще до официального открытия. Несколько картин так полюбились дзержинцам, по словам Юрия Бизяева, что пришлось устраивать чуть ли не аукцион среди потенциальных владельцев. По словам директора Арт–салона Нины Верниковой, жуковчане — художники и издатели «Изографа» — тоже несказанно рады знакомству с соседями и благодарны за радушный прием. Пришлась по сердцу и экскурсия по монастырю (организованная сотрудниками КЭЦ), и обилие посетителей на открытии выставки, и внимание властей (гостей приветствовали представители администрации), и конечно же концерт (пела Раиса Кудряшова, танцевали балерины Школы искусств). Руководство КЭЦ надеется, что с жуковчанами будем дружить домами: «Пятый дом» и наш, дзержинский, без номера.

Светлана Зайцева

1