О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

 
«Пусть будет неба просинь в осенней хмари дней».

Эти строки нашего постоянного автора Валентина Добкина как рецепт страждущим от уныния. В личной аптечке доктора — «и пряный запах плова, и воздух голубой», и конечно же общение с друзьями. Вам тоже подходит? Тогда читайте стихи Валентина Борисовича и не хворайте ни посредственностью, ни злопамятством, ни отсутствием любви.

Георгий Иванович Ермоленко, судя по стихам, сторонник лечения пороков сильнодействующими средствами, вплоть до хирургических. Может быть, он и прав, поскольку общество больно, с его точки зрения, отнюдь не безобидным ОРЗ. Аня Картавец не раз делилась с читателями «Угрешских вестей своими поэтическими впечатлениями об окружающем мире. Мы знали десятиклассницу гимназии № 4 как музыканта, тонко чувствующего ритм и мелодику стихотворной строки, поклонника культуры Древней Греции. Сегодня Аня — философ, ищущий свой «путь по звездам».Валентин Добкин

Другу Мише (поэтический подарок на новоселье)

Мой друг построил дачу
И браво, и браво!
Пусть дача, как удача,
Возрадует его.
Пусть в сентябре и мае
Окружные леса
Мажором оглашают
Веселья голоса.
Мы плюнем на фуршеты
У городских столов,
Коль на закате лета
Призывно пахнет плов.
Мне печени не жалко.
Я водочки налью.
Ее, как минералкой,
Я воздухом запью.
И выпью не пьянея,
Не упаду под стол,
Ведь аромат деревьев
Мне словно аллохол.
Мой друг построил дачу.
И браво, и браво!
Пусть дача, как удача,
Возрадует его.
И пусть ее не сглазят,
От зависти дрожа.
И пусть в ней не проказит
Озимая бомжа.
Пусть будет неба просинь
В осенней хмари дней.
И ароматы сосен,
И звонкий смех друзей.
И пряный запах плова,
И воздух голубой,
И мы, всегда готовые
К общению с тобой.
Мой друг построил дачу.
И браво, и браво!
Пусть дача, как удача,
Возрадует его.
НостальгиЯ
В вечернем небе акварель заката
Подкрашивает стайку облаков.
Они плывут и пеной розоватой
Тихонько опускаются за холм.
Покойно отдыхает мирозданье,
На время, отрешенное от дел.
Немыслимая гамма сочетаний
Рефлексов на мерцающей воде.
А море словно теплыми руками,
С солоноватым привкусом слезы,
Как женщина любимая ласкает
Родимого, пришедшего с войны.
Но за года, 				   что в мире этом прожил,
Не раз, однако, убеждался я —
Бывает море ярости и грозным,
Как в 41–м Родина моя.
И я стараюсь с нею повидаться,
И я стараюсь прикоснуться к ней,
Хотя бы так, в игре ассоциаций,
Хотя бы к отражению во сне.
О Родина! 				    И боль моя, и сладость.
В далекой и приветливой стране
Твоя ничем 			  	    не траченная главность
С годами разрастается во мне.
ВеЧернЯЯ 
прогулка 
по Аннабе 
в тумане
(суперностальгическое)
Душный, сладкий осенний вечер
Мне подмигивает фонарем,
Сквозь туман 				     он слегка просвечивает
Инфантильным своим огнем.
Проплывают виды избитые,
В сонной неге почил Творец,
Еле плещется море приторное,
Обленившееся вконец.
Взгляд лениво в сторону сунется.
Зацепился, та же мура —
Мужики друг с другом целуются,
Не видавшиеся с утра.
Мужики целуются? Здрастье!
Но клубнички — ни боже мой.
Они вовсе не педерасты,
Просто здесь обычай такой.
Пахнет морем и пахнет сафией,
Ноет маг, о любви скуля.
Все послать бы без дипломатии,
Но не принято и нельзя.
Растекается влажность душная,
Четкость линий 	туман слизал.
На борделях шторы опущены,
Закрывают окна глаза.
Заполняются липкой ватою
Ноги, легкие, голова,
И греховно шероховатые
Про себя я шепчу слова.
Воспитание ль виновато?
Или так на меня нашло?
Но тоскую даже по мату
В электричке или метро.
Я тоскую по прозе будней,
И по лесу, и по реке.
Я тоскую по нашим людям,
По России и по Москве.
Так уж в мире этом затеяно,
Так велось и будет вестись:
Нам нужнее вернуть потерянное,
Меньше — новое обрести.
Жене в день 
рождениЯ 
(шуточное)
Всю ночь я пребывал совой,
Да и с утра уж маюсь,
И в день рожденья твоего
Традиционно каюсь.
Прости за то, что допускал
Уколы резкофразья,
Прости, что иногда бывал
В плену мелкопроказья.
Прости морщинки на лице.
Из всех покаюсь сил я
В том, что из мрамора дворце
Тебя не поселил я.
Ох, нуворишем не быть мне.
Что делать? Неспособен.
Прости, что не дарил колье
С аукциона Сотби.
Я ж мужиком советским был,
Не пошикуешь больно,
Из–за того и не возил
Тебя 
я на «Линкольне».
Еще покаяться мне в чем?
Ну не богат я архи.
Прости за то, что стал врачом,
Врачи не олигархи.
Я многое недодаю,
Но сердцу не тревожно,
Поскольку так тебя люблю,
Что больше — невозможно.
Георгий Ермоленко 
(в приближении к 
Владимиру Высоцкому)
Я не люблю
Я не люблю фатального исхода.
Пред искусом любым я устою.
Хоть новый век не балует 
		            погодой,
Но я еще живу, еще пою.
Я не люблю себя, когда я трушу.
Я понимаю все, но все не говорю.
Мне и плюют, 
	       и харкают мне в душу,
Но это я до времени терплю.
Я не люблю такие времена,
Когда вершат дела прелестно
Не блеск ума, а гибкая спина
Да холуяж, царящий повсеместно.
Партийный экс–вожак 				          когда сует
В культуру то, что быть 				   должно лицом,
Мир красота (мне ясно) 				            не спасет,
Скорее встанет мир перед 			                концом.
Я ненавижу баб мужского кроя
Да и девиц, что вышли 
		          из парней.
Как не стыдясь назвать 				           цвет моря,
Которое из синих 				    всех нежней?!
За то, что матерям 				шлют похоронки,
А пацанов сплавляют 				        к праотцам,
Я ненавижу всех министров 			            обороны.
В сортир согнать 			          да замочить их там.
Я не люблю, 				     когда взрывают бомбы.
Бед на Руси 				    не счесть, не перечесть.
Что? Слово ЧЕСТЬ 			           слабо припомнить?
Иль только в прошлом оно есть?!
Моя душа славянская томится —
О братстве и горюю, и скорблю.
А то, что Севастополь — заграница,
Я это никогда не полюблю.
Когда иконы в храме лижут
Братки и боссы, власть и холопня,
К распятию Христа встаю я ближе,
Его слеза падет пусть на меня...

Анна КАРТАВЕЦ
О мести...
Скажите, в чем благородство			               мести?
Неужто, именуя зло добром,
Свою же душу омывая лестью,
Мы эту жизнь 			      	      счастливей проживем?
О, необъятный разум человека,
Зачем в такую низость 				          ты погряз!
Ты вновь подвластен весь 			 ошибкам века.
И вторит им 				     твой неустанный глас.
Мы мстим за то, 			      что жизнь не удалась,
За то, что нам досталось 			  меньше славы,
За то, что кто–то 		  	             мало любит нас...
Мы мстим, 
         одним себе неся расправу.
Одним себе... и снова зуб за зуб...
И зов Отечества, 			            и честь семейства.
Неужто человек настолько глуп,
Что хочет с честью 			     совершить злодейства?
Ребенок
Не говорите: «Детство позади»,
Пусть даже вам 			              и больше сорока.
И не тушите пламени в груди,
Внушив себе, 				       что жизнь так коротка.
Душа бессмертна 		     	            и в последний час.
Душа светла, 			          	    пусть полон ум потемок.
Прошу вас, 			   	вспоминайте всякий раз:
Любой из нас в душе ребенок.
***
Пускай венец из роз,
Как дар живой природы,
И трепет чистых слез,
И голубые воды,
И чистый детский смех,
Ничем необъяснимый,
Лазурь, лаская всех
Своей красою дивной,
Откроют мир иной
Неведомый, незримый
И только лишь одной
Звездой небес хранимый.
***
Пускай же душа возродится
В своей чистоте первозданной,
Лазурь голубая струится
И жизнь станет вечно желанной.
Пускай цветущая природа
Вдохнет в сердца свой аромат,
Как льются молодые воды
В вечно бурлящий водопад.
Разлука
Приходит разлука,
И тайная скука
Объемлет сердца.
И в замершем звуке
Томленью и муке
Не видно конца...
И годы проходят,
И душу изводит
Отчаянный крик,
Что замер когда–то
С последним закатом
И в сердце проник.
ЗимнЯЯ дорога
Мчится снежная дорога,
Вьюга гонится за ней,
В сердце тайная тревога,
Зимний вечер все темней.
Воет бешеная вьюга
И отчаянно метет,
Льдом покрыто 	все в округе,
По домам спешит народ.
Не видать конца и края
Торжеству седой зимы.
Ветер, горестно вздыхая,
Снег подымет до луны.
Но летит без остановки,
Мчится зимняя дорога.
Вот еще совсем немножко
До родимого порога.
1