О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

 
ИРАКСКАЯ СКАЗКА:

1991—2003

Войну, которую США ведут в Ираке, называют агрессией, вторжением, походом за нефтью, укреплением американской экономики и курса доллара. Еще эту войну называют информационной. Ее, в отличие от реальных боевых операций, американцы уже выиграли. Не зря же французы заявили о решении ускорить открытие собственного мирового информационного канала, аналогичного CNN, чтобы освещать ситуацию в Ираке не столь однобоко, как это делают средства массовой информации США.

Муниципальному предприятию г. Дзержинского, отвечающему за информационную политику в маленьком подмосковном городе, открыть такой канал или командировать на арену военных действий своего корреспондента не под силу. Отыскать очевидцев, которые бы побывали в Ираке в последние две недели и вернулись оттуда, полные впечатлений, тоже нелегко. Но на одном из предприятий соседних Котельников работает человек, который когда–то часто бывал в Ираке, знаком с обычаями этой страны и ее лидером Саддамом Хусейном.

Журналисты городских СМИ встретились с председателем Совета директоров группы предприятий «Сервер–ковер» ПТФ «Люберецкие ковры» Владимиром Зорниковым, трижды посетившим Ирак в качестве председателя общества советско–иракской дружбы. Последняя поездка состоялась в 1991 году, когда Ирак начал войну с Кувейтом. Возможно, материал о событиях тех лет будет интересен нашим читателям, стремящимся составить собственное мнение об Ираке и военном конфликте, разгоревшемся на его территории. Свою точку зрения на этот вопрос высказывает и глава города Дзержинского Виктор Доркин, принимавший участие в разговоре.

— Наш комбинат, — рассказывает Владимир Сергеевич, — много лет поддерживал дружеские связи с одним из иракских предприятий, поэтому на пост председателя общества советско–иракской дружбы традиционно назначали руководителя комбината. Моя работа в этой должности и знакомство с Ираком начались в период перестройки. А последний раз я был в Ираке за месяц до начала иракско–кувейтской войны.

— Что тогда представлял собой Ирак?

— Это была сказочная страна. Красивейшие дворцы, мечети. Нам довелось побывать в хрустальной мечети (все здание из хрусталя) и серебряной. Мы были в Вавилоне, видели знаменитую Вавилонскую башню и сады Семирамиды, которые иракцы тогда восстанавливали. На раскопках трудились археологи и реставраторы со всего мира, и результаты их работы уже были видны. Вырисовывались стены построек, общий облик «садов». Я знаю, что руководство страны намеревалось сделать эту достопримечательность мировым достоянием, привлекать в страну туристов. Да и тогда в Вавилоне недостатка в туристах не было. Город вечных столпотворений!

— Какой был уровень жизни в стране?

— Мы видели и очень богатых людей, и тех, кто победнее. Но голодных, таких, как сейчас показывают по телевизору, тогда не было. И не было воровства. Вход в ювелирную лавку, полную дорогих украшений из золота и драгоценных камней, закрывался полиэтиленовой пленкой — и никто туда не заходил! О том, чтобы закрыть машину на ключ или убрать на ночь стеклоочистители и зеркало заднего обзора, никто и не думал! Воровство на нуле, преступность на нуле. Это бросалось в глаза.

— В какой отрасли хозяйства занято большинство населения?

— Мне кажется, что иракский народ склонен к торговому делу — есть у них такая хватка. На центральной площади любого города обязательно рынок, где полно лавок, магазинов, торговых закутков. Настоящий восточный базар. Здесь можно купить все что угодно. Фрукты, сладости, любые вещи. Это у них хорошо поставлено. Кроме торговли в Ираке, конечно, развито и земледелие. Нам удалось поговорить с одним из крестьян: его ферма располагалась неподалеку от дороги, по которой мы ехали. Так у него десять гектар земли, десять лошадей, дом, пять сыновей. Спрашиваем: «Жен тоже пять?». «Нет, — отвечает, — крестьянину только одна жена положена». Контактный человек, с удовольствием с нами общался. Вообще, все люди — от муллы до крестьян и торговцев — очень радушные, доброжелательные. Забитых, угнетенных мы не видели.

— Если уровень жизни простых крестьян был столь высок, почему сегодня люди дерутся из–за банки гуманитарной помощи? — После войны с Кувейтом в соответствии с решением ООН были введены санкции, запрещающие Ираку продавать нефть. Естественно уровень жизни иракцев резко упал. Я не был в Ираке с 1992 года, но думаю, что с тех пор там многое изменилось. Особенно за последние две недели беспрерывных бомбежек. Сейчас там страдают безвинные люди, гибнут памятники архитектуры и истории.

— Сегодня в телевизионных репортажах из Ирака показывают, что одни жители Ирака готовы за Саддама отдать жизнь, другие проклинают его и встречают американцев с распростертыми объятиями. А десять лет назад каким было отношение простых иракцев к своему президенту?

— В то время там царила железная дисциплина, установленная по всей стране. Мне рассказывали, что когда прорвало одну из плотин, Саддам на месте расстрелял специалистов, отвечающих за строительство объекта. Вместе с тем в Ираке все помнят, как Саддам щедро наградил солдат, принимавших участие в войне против Ирана. Каждому из них был подарен дом или оказана другая материальная помощь. Я думаю, что этот принцип «кнута и пряника» лежит в основе диктатуры Саддама. Поэтому обласканные им люди готовы идти за ним до конца, а те, кто пострадал от диктатуры, конечно, Хусейна ненавидят. А в те годы все иракцы, я думаю, относились к своему лидеру с обожанием. Уровень жизни в стране был высоким, Хусейн много делал для процветания Ирака и его развития. Да и последствий внешней политики Саддама Хусейна Ирак тогда не ощутил.

— Какое впечатление на вас произвел Саддам Хусейн?

— Сначала я увидел его на портретах — они в Ираке установлены через каждые сто метров. А личная встреча состоялась на совещании, в котором принимали участие представители пятидесяти стран. Меня поразило, что на этом крупнейшем саммите Саддама славили каждые десять минут. Вставал какой–нибудь иракский оратор или личный поэт и пел хвалу Хусейну. В этот момент все присутствующие тоже поднимались и не садились, пока не закончится текст «здравицы». Вот такая физзарядка. На следующий день после совещания Саддам принимал нашу делегацию у себя в резиденции. На этой встрече Хусейн меня снова удивил. Прощаясь, он пожал мне руку и по–русски сказал: «Спасибо, Володя!» Наверное, ему кто–то сообщил, как меня зовут, и он воспользовался подсказкой. Не скрою, такое внимание мне было приятно. Саддам, конечно, тонкий знаток психологии. После разговора он оказал нам большую честь: сфотографировался с нами. А когда фото проявили, выяснилось, что мы снялись на фоне картины с советскими ракетами!

— Советский Союз в те годы тесно сотрудничал с Ираком?

— Это известный факт. С помощью советских специалистов там строились плотины, атомная станция в Бушере, другие крупные производственные предприятия. Совещание, на котором мы присутствовали в 1991 году, как раз было посвящено дальнейшему развитию Ирака. В этой встрече принимали участие представители многих стран, обсуждались вопросы торговли, привлечения инвестиций в страну, мелиорации. В Ираке существует большая проблема с солончаками, в ее решении они надеялись на наш опыт по мелиорации земли в Астраханской области. Связи у Ирака с СССР в те годы были тесными. Мы направляли в Ирак своих специалистов, они поступали учиться в советские вузы. Неудивительно, что многие иракцы говорят по–русски, знают Советский Союз. Крестьянин, о котором я рассказывал, русским языком не владел, но, узнав, что мы из Союза, прямо сказал: «СССР — наш друг».

— Сегодня Президент России Владимир Путин выступает против войны. А чем, по вашему мнению, обусловлено молчание простых россиян?

— Давать оценки — задача политиков. Я же могу сказать, что Россия, безусловно, проиграет от этой войны. У нас там был прекрасный рынок сбыта, с Ираком заключены долгосрочные договора на огромные суммы. Взять хотя бы мелиорацию. В Ираке работали тысячи наших специалистов, техника. А это все взаимовыгодное сотрудничество, деньги, в конечном счете. Россия многое потеряет в этой войне.

— Американцы начали войну с Ираком из–за природных ресурсов, — озвучил свою точку зрения Виктор Доркин. — В Ираке находится около 30% мировых запасов нефти. Россия в этом ряду играет не последнюю роль, у нас тоже большие запасы нефти. Поэтому можно предположить, что следующими, на кого обратится гнев Америки, будем мы. Точно также CNN будет показывать красивые картинки о том, как русские получают гуманитарную помощь, радостно встречают американцев. А мы будем выглядеть нищими, необразованными «русскими медведями». Сегодня разговор об экономических интересах, о том, какой будет цена на нефть в результате этой войны, должен отойти на второй план. Сейчас главное — моральный аспект этого события. Нас настойчиво учат не замечать страданий людей, воспринимать убийства как неприятные последствия гуманитарной помощи. А мы смирились с этим. Демонстраций протеста в России нет, мы молчим. Преобладает позиция — меня не трогают и нормально. А ведь может начаться третья мировая война. Сегодня американцы жестко навязывают свою волю. На наших глазах создается новый мир, где американская гегемония нам гарантирована.

— Что же Россия может предпринять в этой ситуации?

— Речь идет не о том, чтобы воевать с Америкой, а о том, чтобы твердо защищать свои национальные интересы. Мы имеем полное право пользоваться своим суверенитетом, жить как народ. Нам навязывают другую технологию жизни:

американизированный, упрощенный взгляд на мир. Против такого навязывания выступают европейские страны, и если им удастся достигнуть согласия, то они будут представлять реальную силу. Я убежден, что противостоять Америке можно, нужно только всем заинтересованным странам и народам объединить свои усилия.

Записала Татьяна РЯБЧЕНКО

1