О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

 
ТУРБИНА К ДЕКАБРЮ

Реконструкция... В cловаре иностранных слов это понятие трактуется как «коренное переустройство, перестройка чего–либо с целью улучшения». Реконструкция... Сегодня это слово не сходит с уст руководства ТЭЦ–22. Дело в том, что в марте на станции начались работы по реконструкции турбины № 8 и продолжаться они будут почти до конца года. Реконструкция... Выгодна она или убыточна? Что даст она нашей станции? Так ли она необходима именно в этом году?

Накануне остановки восьмой турбины и отключения ее от сети наш корреспондент Сергей Васильев побывал у директора ТЭЦ–22 ОАО «Мосэнерго» Ивана Михайловича Козлова и задал ему несколько вопросов.

— Итак, Иван Михайлович, процесс пошел, реконструкция началась. Что же это такое с точки зрения директора ТЭЦ?

— Все идет по плану: в 2003 году на ТЭЦ–22 должна осуществиться замена турбины № 8, или, как это называют у нас, реконструкция. Что такое реконструкция? Это полная или частичная замена оборудования. У нас происходит полная замена — все вспомогательное оборудование, все насосы, генераторы, вся электрическая часть, пульт управления, выключатель на открытой подстанции, все трансформаторы и так далее. Весь этот комплекс подлежит реконструкции. Если в прошлые годы мы делали такие замены постепенно — сначала турбину, потом спустя какое–то время — трансформаторы, потом открытое распределительное устройство и так далее, — то в этом году все будет сделано за один подход.

— Почему вы так решили: сделать все и сразу?

— Это связано с тем, что в прошлые годы нам не хватало денег, а в этом году Европейский Банк реконструкции и развития дал нам кредит. Целенаправленный кредит специально на замену турбины № 8. Для банка это очень выгодный проект. Во–первых, им идут проценты. Во–вторых, это замечательная реклама: Банк Реконструкции и Развития финансирует реконструкцию электростанций и развивает энергетику России. И сегодня они все это очень внимательно отслеживают, смотрят, как мы эти деньги используем, на что мы их тратим. Поэтому в текущем году нас ждет очень большой объем работ.

— Поговорим о деньгах. Сколько же это стоит — заменить одну турбину на ТЭЦ–22?

— Стоимость всего проекта — около миллиарда рублей. Естественно, одна станция такую сумму не потянет, одной станции никто таких денег не даст. Все идет через Мосэнерго. В какой срок мы должны рассчитаться с таким большим долгом — это тоже решает Мосэнерго.

— Почему меняется турбина? Она устарела морально или физически? Или, может быть, она стала опасна?

— Турбину мы меняем, поскольку свое она уже отработала — 250 тысяч часов, и даже больше. Согласно требованиям Госкомтехнадзора по срокам, по текучести металла, по другим параметрам время замены пришло. Есть нормативы, определяющие сроки работы турбин. Наша «восьмая» должна была отработать 220 тысяч часов, но мы этот срок продлили. В свое время были проведены испытания и получено разрешение на дополнительную эксплуатацию. Но сегодня настал предел, и чтобы избежать аварии, как на Каширской ГРЭС, нужно турбину менять. Слава богу, что она отработала с 1966 года достаточно спокойно.

— Как будет выглядеть механизм реконструкции — сроки, этапы, последовательность работ? Реальны ли сроки? Сколько людей будет участвовать в процессе?

— По большому счету реконструкция уже идет — проведены тендеры на закупку оборудования, на монтаж. Вечером 14 марта сама турбина остановлена, утром 17 марта начался демонтаж, а 22 декабря согласно договору мы должны подключить новую турбину № 8 к сети. На всю реконструкцию отведено девять месяцев. Сроки реальные, постараемся успеть. Проблемы, конечно, есть. Если нас не подведут поставщики оборудования, то в принципе мы должны управиться. И я уверен, что управимся. Опыт подобной работы у нас уже есть — турбина № 7.

Порядок работ следующий: демонтаж, строительные работы и монтаж. Сначала старая турбина будет разобрана, останется один фундамент. Сам фундамент мы немного подольем, где–то что–то вырежем, установим новый подогреватель сетевой воды и — вперед! Начнем монтировать. Количество работающих определено — триста человек. Это электрики, тепломеханики, монтажники, представители других специальностей. На первых этапах только часть работ будет вестись круглосуточно. Сам монтаж мы планируем начать в июне, так вот там уже все работы будут вестись в три смены.

— Будет ли новая турбина отличаться от старой?

— Немного будет. У старой турбины мощность 100 мегаватт, а у новой — 110. Новая турбина имеет совершенно другой генератор. Управляться она будет компьютерной системой «Квинт» — это очень важно для эксплуатации.

— Какие выгоды получит станция от установки новой турбины?

— Ну, какие выгоды... Новое оборудование — это всегда выгодно, поскольку всегда требует меньших затрат на эксплуатацию. Естественно, легче будет управление, так как управляться новая турбина будет компьютером. Лучшими будут и показатели новой турбины — КПД и прочие. Что лучше — новый автомобиль или старый? Конечно, новый. Любой человек, если ему дадут такую возможность, выберет новый. Так и здесь. Да, проблемы бывают и у новых автомобилей, проблемы могут быть и у новой турбины, но я думаю, что они все решаемы. Да и не должно быть никаких особенных проблем. — Новая турбина уже на станции, ждет установки?

— Нет, новую турбину еще не подвезли. Какие–то части, детали уже везут, а вот сама турбина прибудет только в мае.

— Этот год ТЭЦ–22 посвящает замене турбины № 8. А что дальше? Много ли еще на станции оборудования, которое требует реконструкции?

— Этот год посвящен не только замене турбины № 8. У нас идет реконструкция котла № 11, будем менять вагоноопрокидыватели, предстоит большая по определенным параметрам работа с пятой турбиной и восьмым котлом. Так что в этом году нам предстоит много работы. Что касается 2004–2005 годов, то уже сейчас ведутся проектные работы по химводоочистке и котлу № 1, и в ближайшем будущем мы планируем заняться реконструкцией этих объектов. Котел № 1 работает с 1960 года, да и по экологическим показателям все старые котлы требуют замены. Это только у нас в России котлы могут работать по сорок с лишним лет.

— Когда реконструкция восьмой турбины завершится, можно ли будет сказать, что это — событие для ТЭЦ–22?

— Замена турбины № 8 — это, безусловно, событие. И не только для ТЭЦ–22 и Мосэнерго — это большое событие для РАО «ЕЭС России». Не так часто сегодня меняются турбины на российских теплоэлектростанциях. Если раньше, еще в СССР, Министерство энергетики в год спокойно реконструировало оборудование на 8–9 миллионов киловатт, то теперь, если удается обновить оборудование на один миллион киловатт, все кричат «ура!». А в этом миллионе доля нашей ТЭЦ — 100 мегаватт, 10 процентов. Для страны сегодня это большие цифры.

— Последний вопрос. Тарифы на электроэнергию растут. Связано ли это каким–то образом с реконструкцией оборудования на тепловых и электрических станциях? Ведь замена одной только турбины на нашей ТЭЦ стоит миллиард рублей.

— Нет, с реконструкцией это не связано. Тарифы растут, потому что растут цены на топливо. 70 процентов себестоимости нашей электроэнергии — это топливо. Если на 10 процентов поднялись цены на топливо, значит, мы вынуждены поднимать тариф на 7 процентов. Вот и все. Хотя, конечно, какая–то часть этих денег пойдет и на реконструкцию оборудования — замену турбины у нас или еще на какой–нибудь станции.

1