О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

 
Женский Афган

Женщина на войне — это такая же нелепость, как мужчина в родильном доме. Но мы уже привыкли к неожиданным жизненным поворотам и не шарахаемся от женщин в погонах. Хоть война и является чисто мужской забавой, но женщине двадцатого века нашлось место и там.В 1982 году 22–летняя жительница города Дзержинского Лидия Волынкина вылетала на пересылочный пункт Ташкента. Конечным местом назначения был Афганистан. Если освежить в памяти те еще не совсем далекие советские времена, можно вспомнить, что там шла война.

«Я, медсестра физиотерапевтического отделения городской дзержинской больницы, узнав, что идет набор в ряды Советской армии, сразу же поехала в военкомат», — вспоминает по прошествии двадцати лет Лидия Александровна. На войну собралась. Маме побоялась раскрывать свои намерения, успокоила, сказав, что едет в Германию. Все–таки восточная Германия — это не Афганистан.

Но за несколько дней до отъезда Лида выдала себя — часто плакала, и мать догадалась, что Германией тут и не пахнет. Но отступать было некуда, Лида не из тех, кто идет на попятную, впереди ее ждал неведанный военный Афган. «Апрель 1982 года. Наша группа вылетала на самолете из по–весеннему холодной Москвы, — эти волнующие минуты никогда не сотрутся в памяти Лидии. — Сначала было очень интересно. В Ташкенте было тепло, цвели персики, да и не было в душе никакого чувства тревоги, все казалось обычной экскурсией. Я осознала, что еду в район боевых действий только на другом — военном — самолете, который летел на Кабул. Дорогой в мою душу прокрался страх — дочка с мамой у меня остались в Советском Союзе, а через иллюминатор смотришь — окопы, танки, пейзаж, к которому глаз не привык. На второй день моего пребывания в Кабул приехал Борис Всеволодович Громов. Ему, опытнейшему командиру, не раз приходилось встречать вновь прибывших. Он лично давал наставления, вводил в курс дела, ведь мы приехали совершенно в другую страну, совсем не похожую на Россию».

Афганистан — страна высоких гор. И где–то между этими каменными исполинами ютятся людишки. Сообщение между большими городами осуществляется на самолетах, иначе не доберешься. А звезды... Афганистан находится высоко над уровнем моря, и ночью звезды видны, как на ладони, хоть собирай в руку. Жара! Облачко — редкий гость на афганском небе. Снег выпал один раз в январе, а наутро растаял. Зато с середины марта по середину апреля пустыня украшена ирисами, маками, зеленой травой. Сказочную красоту сжигало беспощадное солнце. Именно таким запомнился молодой Лидии Афганистан. Местом дислокации 40–й армии был город Шинданд. Туда и попала Лидия Волынкина. «Наш госпиталь стоял в центре военного городка, вот, видите на фотографии, — обращается ко мне Лидия Николаевна, — это хирургическое отделение, это инфекционное, а это мое, физиотерапевтическое. Когда я приехала, командир сказал сразу, что хочет открыть кабинет физиотерапии, и я как раз кстати. До этого в полку не было такого кабинета, и меня сразу назначили старшей сестрой». Кабинет физиотерапии открылся той же весной, сами начали все с нуля, сами делали ремонт, создавали уют, получилось неплохо, а осенью в октябре нагрянула эпидемия. Это считается нормой для местных жителей, но не для наших военных.

Болезнь Боткина, брюшной тиф, лихорадка в прямом смысле косили наши ряды. «В период эпидемии мне приходилось работать в инфекционном отделении, — рассказывает Лидия Александровна, — но я заметила такой факт: на моем медицинском посту было 60 коек, хотя по журналу больных в три раза больше. Военные отказывались болеть в госпитале. Они просто оттуда убегали. Видимо, мужчины не хотели казаться слабыми и больными, предпочитая прятать от нас свои болячки. Поскольку я не хирургическая сестра, то с ранеными встречалась только на сеансах физиотерапии, которая очень сильно помогает заживлению ран. После очередного рейда буквально на следующий день привозили на самолетах раненых. Сердце разрывалось при виде молодых искалеченных парней. Даже стыдно иногда становилось за то, что я целая невредимая, а они ...».

Женщина — это концентрация положительной энергии. Особенно этот позитив нужен на войне, где все напряжено до предела. В Афгане молодые медсестры не забывали и о праздниках. Конечно, Новый год, Первомай или 7 ноября сильно отличались от торжеств в Советском Союзе, но все так же старались создать праздничную атмосферу. Вдалеке от Родины это было так нужно! Те же песни, посиделки у стола, танцы и русское «на посошок», а завтра — в бой. За правду, за справедливость, за жизнь.

Русские женщины, работавшие в военном шиндандском госпитале, сосредоточивали вокруг себя не только советских мужчин. Мирные жители Афганистана полюбили ходить в госпиталь, где их встречали добрые, улыбчивые медсестры. Особенным чудом для жителей гор был кабинет физиотерапии. «Одному афганцу я вылечила радикулит, — говорит Лидия Николаевна. — Потом смотрю, этот афганец привел троих женщин в паранджах, попросил и их полечить. Я не отказала». Для медиков не существует национальностей и вероисповеданий. Для них главное — человеческая жизнь.

«Помню, какой ошеломляющей новостью для нас была смерть Брежнева. Это известие застало меня в Шинданде. Нам рассказывали, как люди в Союзе скорбили, здесь, далеко от Родины, это чувствовалось вдвойне. Я никогда не забуду в тот момент лиц тех, кто жил и работал рядом со мной».

После Афганистана надо было возвращаться в размеренную мирную жизнь. Лидия Александровна вернулась в дзержинскую городскую больницу. Но через некоторое время перешла работать в МСЧ–152. Жизнь менялась на глазах, распался Советский Союз, и уже зарплаты медика не хватало, чтобы поднять дочь на ноги. Судьба распорядилась так, что Лидии Волынкиной пришлось бросить любимое дело и пойти торговать на рынке. Но это ничуть не испугало ее. Единственный раз она огорчилась, когда дочь, не разобравшись, сказала, что мама бросила ее с бабушкой и поехала в Афганистан. Позже та осознала свою ошибку. Она сама сейчас счастливая мама, а Лидия Александровна — бабушка.

«...Вот мы на БТРе сфотографировались, а вот я нашла единственное дерево, а вот Эдита Пьеха, Людмила Чурсина, Ольга Богданова, известные артисты к нам приезжали. А вот..., а вот, ... а вот...». За два года пребывания в Афганистане накопилось множество снимков. Лидия Александровна до сих пор помнит все мельчайшие подробности той войны.

P.S. Семь девушек из нашего города ушли в Афганистан. Все вернулись. Одна из них, Галина Юдова, умерла в прошлом году, а другая — Соня иванова — через два года после возвращения из Афганистана. Вот так. Не только фотографии и воспоминания остались с той войны, осталось еще подорванное здоровье.

1