О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

 
От Кобзона и Лещенко до Бритни Спирс

...Да это вообще не музыка! Странно, да?

Это конец цитаты, полный текст которой служит украшением одной футболки. В чем суть этой фразы? Вероятно, она кроется в желании узнать: что можно называть музыкой, а что — нет. Автор текста, он же владелец той самой футболки, решил докопаться до сути и попытался ответить на вопрос: что такое музыка? А заодно поинтересовался музыкальными пристрастиями молодого и более старшего поколений. Получилось, на наш взгляд, солидное журналистское исследование, которое «ЗН» и предлагает вниманию читателей.

Музыка — вечна, и с этим не поспоришь. Скажем, в древности музыка была неким ритуалом, к ней относились трепетно, более ответственно, чем сегодня. Люди пели песни богам — верили, что той или иной песней можно умилостивить богов. Позднее музыка вообще переросла в искусство. Сейчас мы это называем классикой. Свои жизненные переживания и эмоции люди выплескивали в музыку, в искусство. Музыканты верили, что их творчество способно сделать мир лучше, что с помощью музыки можно проникнуть в сознание многих людей и изменить их в лучшую сторону.



А что же в наши дни? Можно ли назвать музыкой то, что звучит сегодня на концертных площадках, в телевизионном и радио–эфире? И как прикажете относиться к современной музыке? Во всем этом не так уж и просто разобраться. Поэтому я решила узнать, что думают другие, подключив к столь непростому делу своих друзей.

Несколько дней подряд я загружала бедные головы Димки, Ильи, Маши, Иришки и некоторых своих одноклассников каверзными вопросами. И они с самозабвеньем отстранялись от уроков и помогали мне в этом нелегком деле, которое требовало больших затрат умственной энергии и трудоемкого мыслительного процесса. Получился некий социологический опрос. Вопрос первый: какую музыку ты слушаешь? На него последовали весьма разнообразные и подчас неоднозначные ответы.

Ира: Русский рок.

Димка: Rapcore, punk, hardcore, rap, глэм–рок.

Маша: Люблю слушать всю музыку, но больше всего — непопулярную, записи которой очень трудно где–либо достать. Люблю, когда музыка с громкими басами и красивой мелодией. В основном, предпочитаю электронную музыку, особенно если она переплетается с классической, да еще с красивым вокалом.

Илья: Не могу определенно сказать, какую музыку я слушаю. Мои вкусы постоянно меняются, причем как–то непроизвольно. Я могу в один и тот же день слушать нью–метал, рэп–кор, рэп, хард–кор и панк–рок. В последнее время мне нравится группа ICP (Insane Clown Posse). Она исполняет рэп–кор и радует меня больше всех других. Возможно, эта группа мне никогда не надоест.

Что ж, правильно говорят: сколько людей, столько и мнений. Однако ни один из моих друзей не вспомнил о попсе как о неком музыкальном течении. Но ведь она существует, ее кто–то делает, а значит, кто–то ее должен и слушать!... Кто??? И я отправилась к одноклассникам. Опросила всех, кого смогла. На мой вопрос — «Что ты слушаешь?» слово «попса» в ответе не прозвучало ни разу. Единственное, что можно было бы счесть за подобный ответ, была многозначительная фраза: «Я слушаю разную музыку».

«Неужели правда никто не слушает ни Бритни Спирс, ни «Руки вверх»?» — подумала я. — А может, они скрываются за разнообразием своих музыкальных интересов только потому, что им просто стремно отвечать, что они слушают попсу?»

Впрочем, я тоже предпочитаю очень разнообразную музыку. Но слушаю ее выборочно, и больше склоняюсь к тяжелой... Но ведь не все же такие, как я? И ведь не всем нравится только рок, панк–рок и прочее–прочее!... Поэтому последовал новый вопрос для моих отзывчивых друзей и столь же добрых одноклассников: вы согласны, что у большинства людей, особенно у тинэйджеров, абсолютно нет вкуса, и они слушают лишь ту музыку, которая хорошо раскручена?

Иришка: Согласна. Многие просто хотят быть, как все, и думают, что они крутые. Димка: Большинство тинэйджеров действительно слушает то, что хорошо раскручивается, поскольку к другой музыке они просто не имеют доступа. А может, просто не хотят иметь. Маша: Если я иногда, просто для разрядки, слушаю попсу, это не означает, что у меня нет вкуса. А вообще я считаю, что вкуса может не быть не только у тинэйджеров.

Так... Значит, попса все же хоть как–то, но востребована. Нужна она, пусть и немногим. Илья: Не мне судить, ведь я сам принадлежу к тинэйджерам. Насчет большинства не знаю, но есть люди, про которых нельзя сказать, что они какие–то там оригиналы. Но, кстати, именно от них я узнал о группах, которые ранее мне были неизвестны. Например, ICP. Вот так может распространяться музыка, и от этого она не становится более или менее раскрученной.

Что–то начинает проясняться. Все–таки индивидуальность, действительно, ценится. Я лично уверена, что это уже хорошо! ... К тому же Илья натолкнул меня на следующие размышления. Ведь очень даже возможно, что никто и не собирался скрывать от меня свою любовь к попсе? Может быть, есть и такие, кто когда–то слушал попсу (и слушает ее немного до сих пор), а теперь настолько привыкли к другой музыке, скажем, к тяжелой, что и сами ее полюбили? А ведь это нетрудно проверить. Сейчас узнаем, что вообще думают о ней...Итак, не думаете ли вы, что тяжелая музыка «долбит по голове» и «действует на нервы», как считают некоторые родители?

Илья: Если говорить субъективно, то нет. Но если вслушаться со стороны, то да. Правда, вслушиваться со стороны у меня редко получается.

Димка: Не думаю. Глупости. Если не нравится — действует, если нравится — нет. Ведь и рэп, если он кому–то не нравится, тоже действует на нервы.

Иришка: Нет. Хотя мне, конкретно, тяжелая музыка не нравится. Но, откровенно говоря, слушать можно.

Маша: Долбит, долбит... Особенно, когда устаешь после уроков. В такой ситуации я не люблю тяжелую музыку, предпочитаю более легкую, спокойную.

Тогда еще один вопрос. Есть мнение, что раз в тяжелой музыке зачастую не хватает мелодичности, то и музыкой это назвать сложно. Вы согласны?

Маша: Нет. Тяжелая музыка — это одно из музыкальных направлений. То, что она немелодична, это ее основное свойство, а не недостаток.

Иришка: Нет, не согласна. Музыка может быть любой. Если есть люди, которым эта музыка нравится, значит, такая музыка должна существовать.

Илья: Ох, не знаю. Мой разум согласен с тем, что это плохая музыка, даже вовсе не музыка. Но мне нравится. Значит, для меня тяжелая музыка — это музыка. Кстати, и не всегда она немелодична.

Димка: Конечно, нет. Я вообще считаю, что главное в музыке — энергетика, а глубина мелодии — это уже второстепенно. Кстати, попса тоже особой мелодичностью не отличается. Вот это да!.. Это уже мнение из разряда «ничегошеньки себе»! Какая же тогда музыка относится к мелодичной? «Конечно, классика», — ответил Димка. Впрочем, уж кому–кому, а мне удивляться не следовало бы. Когда мы с Димой познакомились, я его однажды спросила: «Что ты слушаешь?». И он тогда ответил: «Да практически все. Разумеется, кроме попсы». Последнюю фразу он добавил, как аксиому, как данность, саму собой разумеющуюся. Будто попса фактически и не существует.

Следующий вопрос возник после одного события из мира музыки. Слушая радио «Ультра», я услышала новость, которая меня явно не обрадовала: из группы «Limp Bizkit» ушел бас–гитарист Вес Борланд (Wes Borland). Жаль. Он мне нравился даже немножко больше, чем солист группы. Самый был оригинальный, просто человек–индивидуальность. «Странно, — подумала я, — и почему ему не сиделось в группе?». Ответ не заставил долго ждать: почти сразу после этой новости «Ультра» рассказала о причине его ухода. Выяснилось, что Борланду абсолютно не нравится направление, по которому сейчас пошла группа «Limp Bizkit». Во главу угла был поставлен финансовый вопрос, а музыка отодвинулась на второй план. А ведь бас–гитарист прав, и я с ним полностью солидарна. Я считаю, что музыка должна существовать как искусство. И нельзя подходить к созданию музыки только с экономической стороны, как это сейчас происходит в шоу–бизнесе. А быть может, еще не так все безнадежно? И мои друзья были вынуждены ответить еще на один вопрос: как вы считаете, музыка действительно стала просто заколачиванием денег или нет?

Димка: Для некоторых, да.

Маша: Во все времена музыка создавалась для людей. Я считаю, что она была и остается воплощением человеческих чувств. Однако часть музыки, конечно, делается ради денег.

Например, попса. Но ведь это же не вся музыка.

Ира: Нет. Правда, многие современные исполнители становятся звездами только благодаря своим родителям. Или каким–либо спонсорам.

Илья: Бывает разная музыка. Есть чисто коммерческие группы, их сразу видно. Мне, например, кажется, что Depeche Mode создана для того, чтобы деньги заколачивать. И таких групп целое множество. А есть музыка искренняя, музыка ради музыки. Коммерческую же просто невозможно слушать. Хотя и к ней можно привыкнуть. Вот, например, у Gorillaz есть одна нормальная песня, но в целом эта группа существует именно для заколачивания денег. Так что, думаю, на этот вопрос четко не ответишь, можно говорить сколько угодно. Женя (одноклассница): Возможно. Сейчас можно услышать такую бездарность: ни голоса, ни слуха, не говоря уже о тексте песен.

И очень может быть. Вот только интересно: знают ли мои друзья, как создается музыка, если позволяют себе так высказываться о творчестве музыкальных звезд? Друзья, а ваша жизнь с музыкой хоть как–то связана?

Димка: Конечно. И ты сама знаешь, как... Музыка для меня — это все. Или почти все. Для меня музыка очень много значит, она самым серьезным образом влияет на мое настроение. Я и сам занимаюсь музыкой. Три года проучился в музыкальной школе, играл на пианино. В восьмом классе (сейчас Дима в одиннадцатом — прим. авт.) мы с моим одноклассником Ильей создали группу альтернативного музыкального стиля. Она и сейчас существует. Без проблем, конечно, у нас не обходится. Но у кого их сегодня нет?

Маша: Связана, да еще как. Я закончила музыкальную школу, по классу фортепиано. Не бросаю музыку и сейчас, занимаюсь ей в свое удовольствие: хожу на гитару и вокал. Люблю петь, играть на гитаре, флейте и фортепиано. Так, для души.

Ира: Нет. Никак.

И сразу встречный вопрос: а твоя? Моя–то связана... Эстрадные детские песенки с самых юных лет: семь лет в музыкальной школе. Впрочем, речь ведь не обо мне. Поэтому продолжаем...

Илья: Что–то у нас сейчас с музыкой заглохло. Несколько раз собирались выступить — не получилось. У нас с моим другом — совместный проект. Мы уже одну его песню записали. Не то чтобы очень хорошая песня, но так ничего.

Женя: Напрямую не связана, никогда музыкой не занималась. Но без нее свою жизнь не представляю. Я делаю уроки под музыку, засыпаю под музыку. Иногда даже все равно, какая музыка у меня играет, главное, чтобы она звучала.

После такого ответа вопрос возник сам собой: зачем вообще нужна музыка?

Димка: Непростой вопрос. Думаю, прежде всего, для самовыражения авторов или исполнителей и для развлечения слушателей. А вообще, это ужасно интересно и здорово — писать музыку! Маша: Чтобы расслабляться. Она создаст бэкграунд — фон жизни. Я, например, без музыки не могу делать даже уроки. А вообще, музыка — это искусство.

Илья: Это ты сама такой вопрос придумала? Хороший вопрос. Я, откровенно говоря, никогда над этим не задумывался. А если задуматься... Наверное, музыка изначально задумывалась как нечто культовое. Потом — для красоты, для украшения или ублажения слуха. Сейчас же я склонен думать, что это нечто коммерческое. Скажем так, есть разнообразная музыка, и каждый ее вид существует для разных целей.

В общем, не столь важно, для каких целей создается та или иная музыка, ясно одно — музыка, действительно, нужна. К сожалению, некоторые родители считают: то, что сейчас творится в шоу–бизнесе, хорошо влиять на молодежь, увы, не может... Поэтому возникает вопрос: вы согласны с тем, что многие музыкальные группы и поп–звсзды развращают и портят молодежь?

Ира: Нет, не развращают. Однако и никакой пользы не приносят. Это касается в первую очередь попсовых звезд.

Димка: Не знаю, развращают или нет, но определенное влияние, безусловно, оказывают. Иногда очень большое.

Маша: Я так не считаю. Они зачастую даже развивают нас в эмоциональном плане. Слышала, например, песню Вируса «Все пройдет»? Эта песня мне, действительно, помогала в жизни. Музыка может заставить человека задуматься над самим собой, над своим мироощущением. Изменить самооценку, чувства к себе, отношение к другим. Музыка, заставляя задумываться над теми или иными вещами, может переменить человека в корне.

Илья: Мои родители говорят, что вас, глупых, развращают, а вы этого не понимаете, верить не хотите. А когда поймете — уже будет поздно. Они считают, что распространять среди молодежи такую музыку, значит, на иглу подсаживать или что–то в этом духе. Говорят, если привык и жить без этого не можешь, все деньги на это тратишь — это наркомания... Не знаю, верить или нет. Но чувствую, что без этого я могу жить. Мне это совсем необязательно — все время что–либо слушать.

Интересно, а правильно ли поступают родители, запрещая слушать ту или иную музыку, выбрасывая или пряча плакаты, кассеты, диски? И что думают по этому поводу мои друзья? Ира: Нет, конечно. Полностью отрезать своего ребенка от окружающего мира невозможно. И никто не имеет права запрещать ему слушать музыку.

Димка: Нет. Это глупо. Я считаю, ребенок сам вправе решать, что ему слушать, а что нет. Мне повезло, поскольку у моих родителей такая же точка зрения.

Маша: Я считаю, что запрещать слушать музыку бесполезно. Если человеку нравится музыка, он так или иначе найдет способ послушать ее или купить плакат. А такое поведение родителей в данной ситуации все только усугубляет. Запретный плод всегда слаще... Стоит вспомнить, что лет десять–пятнадцать назад запрещалось читать тех или иных авторов. Тогда к ним, наоборот, просыпался интерес...

Илья: А кто их знает... Они поступают, как считают нужным. У меня, кстати, такое было только один раз. Нет, два. Один раз порвали и выкинули плакат Slipknot, когда он на столе лежал, а второй — когда я собирался однокласснице подарить видеокассету «Нирваны». Тогда родители мне сказали, как такое можно дарить девчонке — это разврат и все такое. Я считаю, что не надо ничего выбрасывать, рвать и прятать. Надо просто дать ребенку перебеситься, и все само пройдет.

Родители, вообще–то, так просто ничего не говорят. И к их мнению надо прислушиваться. Только, вероятно, папам и мамам не следовало бы воспитывать своих детей с помощью нотаций или нравоучений, особенно на повышенных тонах. Руганью, проще говоря. Это вызовет лишь обратную реакцию ребенка, который будет стараться все делать наперекор или даже назло. Родителям нужно стремиться быть ближе к своим детям: чаще вспоминать себя в подростковом возрасте, стараться понять ребенка и помочь ему в сложных ситуациях. И чтобы обе стороны старались найти компромисс.

Впрочем, мы отвлеклись от главной темы — музыки, которая в той или иной степени затрагивает практически все сферы нашей повседневной жизни. И охватывает она всех: от мала до велика... С молодым поколением все более или менее ясно. А как, интересно, относится к музыке старшее поколение? Что слушала, например, моя бабушка? И что она слушает сейчас?

И все эти вопросы вскоре посыпались на мою бабушку, которая изо всех сил старалась мне помочь.

— Какая музыка была популярна в годы твоей молодости?

— Мы слушали разную музыку. В основном, Льва Лещенко, Людмилу Зыкину, Иосифа Кобзона, Майю Кристалинскую, Ларису Мондрус, Анну Герман и других отечественных исполнителей. Еще был очень популярен оркестр под управлением Олега Лундстрема.

— А из зарубежных исполнителей слушали кого–нибудь?

— Из зарубежных исполнителей слушали группу «Абба». Хотя нет, она появилась несколько позже. А в годы моей молодости были популярны французский певец Ив Монтан и итальянский — Робертино Лоретти.

— Какая музыка нравилась тебе?

— Я любила музыку нежную, трогательную. Например, песни в исполнении Муслима Магомаева.

— За что вы любили и уважали своих музыкальных кумиров?

— За хорошее исполнение, за душевные песни.

— Современная музыка тебе нравится?

— Конечно. Я люблю слушать и Аллу Пугачсву, и Филиппа Киркорова. Правда, сейчас мне не очень нравятся его песни, раньше они были лучше. С удовольствием слушаю Ларису Долину, Иосифа Кобзона, Льва Лещенко. Они ведь до сих пор поют!... Из современных исполнителей мне нравятся Татьяна Буланова и Алена Апина, из композиторов — Игорь Крутой.

— Как ты относишься к музыке, которую слушает молодежь? Что ты думаешь о попсе, о более тяжелой музыке?

— Я не люблю такую музыку.

— Тебе не нравится даже попса? Ну, Бритни Спирс, например, или «Hi–Fi» с «Блестящими». Ведь последние — это русские исполнители, они на различных концертах выступают вместе с Пугачевой и Киркоровым.

— Нет, мне не нравится.

— Как ты считаешь, современные музыкальные группы и исполнители развращают и портят молодежь?

— Почему портят? Каждому поколению свойственен свой стиль. У нас было одно направление, сейчас другое. Ведь и танцы раньше были другие: мы танцевали кадриль, вальс–бостон.

Сейчас танцуют по–другому. Разве это плохо?

— Правильно ли поступают некоторые родители, запрещая детям слушать ту или иную музыку? — Нет. Я считаю, что не надо запрещать. Ведь у каждого свой вкус. Скажем, когда Марина (моя мама и, соответственно, бабушкина дочка — прим. авт.) слушала музыку, которая мне не нравилась, я же ей не запрещала ее слушать. Каждый вправе слушать то, что ему нравится. И правильно, бабушка! Я тоже считаю, что ко всему нужно относиться с пониманием! Ну и пусть, что сейчас слушают другую музыку, отличную от той, которая была популярна десять, двадцать или даже тридцать лет назад. Про Beatles тоже в свое время говорили, что они плохо на молодежь влияют. А теперь это классика, в какой–то степени.

Итак, вывод. Музыка помогает жить. Она, действительно, способна сделать многое, и даже повлиять на человека, как справедливо заметила Маша. И не так страшно, что у людей струны души задевает совершенно разная музыка. Главное, что задевает. Вот если бы человеку не нравилось ничего из пестро–музыкального разнообразия, тогда бы следовало бить тревогу. Ведь это означает, что такому человеку по большому счету безразлична жизнь. В общем, музыка — это замечательно и здорово! И без нее наша жизнь не была бы в такой степени пестрой и радужной.

Юлия Федюкова

Автора!..

Юлия Федюкова — внештатный корреспондент молодежного приложения «Знай наших». Каждое утро Юля отправляется в столицу, ведь она учится в Московском центре образования. Пока только в десятом классе. Но уже сегодня она старается определиться со своей будущей профессией. И этот материал — авторский дебют молодого журналиста.


Мы в социальных сетях


В начало сайта  |  О проекте  |  О странице  |   Емайл
Сайт создан и поддерживается Администрацией города Дзержинский