О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

 
Бомж? Бомж, бомж...

Без определенного места жительства — так расшифровывается нехитрая аббревиатура. Самое распространенное представление о личности, попавшей в категорию бомжей, — грязный, дурно пахнущий, опасный человек, от которого лучше держаться подальше. Но не все так просто под луной, предупреждал классик. Ведь существует в литературе герой рассказа А. Куприна — дедушка Лодыжкин, по закону — бомж, по сути — светлая личность. Жизнь часто ломает устоявшиеся стандарты почище литературы...Наш сегодняшний герой молод (лет тридцати), не сказать, чтоб нехорош собой (правда, передних зубов значительно недостает), одет вполне сносно. Общителен до кокетства, — с удовольствием рассказывает о своем бомжовском житье–бытье. Участковый лишь слегка корректирует версии, льющиеся из беззубых уст. Мы едем в маршрутке в Сергиев Посад (святое, говорят, место), чтоб сдать подконвойного в приемник–распределитель.
Итак, некто Буряк жил себе поживал до 1988 года в Ташкенте. Пять братьев, мать–стюардесса. Одна жена, вторая жена. О том, что сподвигло нашего героя перебраться в Дзержинку, история умалчивает. Разве что по газетным и телевизионным репортажам можно судить о ситуации, сложившейся в Узбекистане того времени, когда русские бежали в Россию. Еще можно вспомнить пестициды, щедро сдабривавшие хлопковые, а заодно и все остальные поля, чисто символическое обучение в школах, один из самых высоких показателей детской смертности, близость границы, через которую шел нескончаемый поток дешевого героина.
Но вернемся к нашему герою. По воспоминаниям о специнтернате, о доступном героине можно догадаться, что белым и пушистым Буряк не был и в ташкентскую пору своей жизни. В конце 80–х дзержинские опера вплотную познакомились с веселым семейством — несколько братиков обосновались в городе. Свою профессию Буряк, лукаво поводя насреддиновским черным глазом, называет «обманщик». (Начальник МОБ В. Буковкин конкретизирует: мошенник). Квартирки чистить тоже не брезгует, но в Москве, по его словам, поскольку в Дзержинке невозможно: маленькая — все на виду. В списке противоправных действий и героин. По словам Буряка, кололся 11 лет, но после тюрьмы почти бросил. Торговать в отличие от единоутробных родственников не торговал. «На жизнь хватает, — степенно рассуждает попутчик. — Сейчас, правда, у друзей живу, а так квартиру снимал».
— А друзья знают, что у вас туберкулез в открытой форме?
— Знают. Только я не заразный, у меня «палочка минус».
— А лечиться не пробовали?
— Да неохота. На «905–го года» есть такие «Врачи без границ», всех лечат, только долго.
— А не жалко вам тех людей, которых обворовываете?
— Жалко. Но жить–то надо.
— А работать не пробовали?
— Мне работать нельзя, я инвалид II группы. Я ни дня на государство не работал (и этим горжусь), только на себя.
— А жена работает или ворует?
— Все умеет. Она тоже тут живет, а мама с нашей дочкой в Ташкенте.
— А если их обворуют?
— Да уж обворовывали несколько раз...
— Тюрьмы не боитесь?
— А чего ее бояться, везде люди живут, — улыбаясь, показывает на шрам на шее — от уха до уха. — Это там получилось, бритвой.
— И сколько сидели?
— В общей сложности лет семь.
— У кого–то из семьи жизнь отличается от вашей?
— Да. Брат в Ленинграде живет — ништяк, все схвачено. Правда, сейчас сидит.
— А мама как реагирует?
— Уже ничего не говорит, только раз в год приезжает — у нее билеты бесплатные. «Мама у него хорошая, — потихоньку говорит участковый. — Недавно приезжала, забрала сына из тюрьмы домой умирать — у него СПИД. И не только у него...»
Наша «газель» путается в Сергиево–Посадских переулках, а Буряк, как штурман, не раз бороздивший предраспределительские просторы, указывает дорогу. Вот и знакомые ему места: низенькое «спецздание», привычная «дежурка». В процедуре досмотра — ничего нового: шнурки, ремень, металлические предметы — на стол, бренное тело — в камеру. Здесь он просидит десять суток, полагающиеся за бродяжничество и попрошайничество. За это время проверят по картотеке его «пальчики» — не засветился ли где в более серьезном деле. (По словам опера, недавно таким образом нашли убийцу, числившегося в розыске около пяти лет). Разумеется, дадут возможность помыться и пожаловаться на болячки медсестре. По окончании срока выдадут справку, с которой можно доехать до родины, не опасаясь, что снова заберут. Но в Ташкент Буряк не поедет (тут он не по–восточному категоричен), документы восстанавливать не будет (а возможность есть) и вообще его жизнь устраивает, и менять ее, по его словам, он не собирается.
Как рассказали в приемнике–распределителе, из 100 бомжей человек 10–15 делают попытки поплыть против течения. По их просьбе отсылают запрос по месту рождения беспаспортного бродяги. Если его слова подтверждаются, в паспортном столе Сергиева Посада можно получить новый паспорт, но без регистрации. С этим документом бывший бомж должен отправиться на родину (на какие деньги —непонятно), прописаться там (а его очень ждут), потом устроиться на работу (вакансий — тьма) и начать нормальную жизнь. В хэппи–энд не верит никто — ни бомж, ни милиция. Но попытки есть, хотя о прецедентах в распределителе не слыхали. В основном, их клиенты бывают тут с завидной регулярностью.
Какой смысл в том, чтобы отправлять бомжей в областной приемник–распределитель? С этим вопросом мы обратились к зам. начальника Дзержинского ГОМ В. Буковкину.
По его словам, в городе — 12 бомжей — запротоколированных, отследивших пальчиками в картотеке, поднадзорных, если можно так выразиться. Человек девять из них, говорит Владимир Владимирович, что называется, социальные жертвы: по пьянке переоформили квартиры, оказались на улице. В основном, народ тихий: собирают бутылки, пьют, промышляют на огородах. А вот трое — типа Буряка. В подъездах спят реже, замерзают на улице — тоже. Но для общества они гораздо опасней (см. рассказ «героя»). Самое ошеломляющее — привлечь к уголовной ответственности их не в пример сложнее, чем граждан, имеющих документы. Установить личность практически невозможно — коллеги из стран СНГ не торопятся отвечать на запросы. Даже если ответят (через полгода) — ищи–свищи того Буряка, который попался, например, на мелкой краже. Под арестом его никто держать не будет. Вот и ухмыляются эти Буряки: «А что ты мне, начальник, сделаешь? Я вообще Сидоров. А в суде скажу — Иванов. А дело — на Буряка». Так что их регулярные «экскурсии» в приемник–распределитель — мера с одной стороны воспитательная (там все–таки не санаторий), а с другой — профилактическая (хоть на 10 дней, а город станет чище).
— Я считаю, — говорит Буковкин, — что проблема бомжей — государственная. Милиция не панацея. Вот звонят нам из «скорой»: заберите бомжа, подобрали голого на улице. И где я возьму ему одежду? Хватает того, что мы на собственные средства кормим тех, кого оформляем в Сергиев Посад. Подготовка документов занимает двое суток — ему же это время надо чем–то питаться. А еще «клиента» требуется обследовать в больнице, помыть в бане. На какие средства это делать, наши инструкции умалчивают. Бомжи–«жертвы» — это забота скорее социальных служб, чем милиции. Что же касается Буряка и ему подобных, они — наши клиенты. Это опасные граждане и нельзя, чтоб они чувствовали себя безнаказанными. Мы делаем то, что в наших силах.
...Знаете, что больше всего поразило во время поездки в Сергиев Посад? Как участковый разговаривал с подконвойным, как покупал ему сигареты в ближайшем киоске. Разумеется, у человека, попавшего в самую тяжелую ситуацию, есть выбор. Разумеется, оказавшись за бортом, одни люди топят друзей по несчастью, стараясь выбраться; другие тонут тихо. Государство не торопится бросать спасательный круг ни тем, ни другим. Остаются просто люди — милиционеры, прохожие, попутчики — мы.
Интересно, обворовал бы Буряк квартиру своего конвоира?

Мы в социальных сетях


В начало сайта  |  О проекте  |  О странице  |   Емайл
Сайт создан и поддерживается Администрацией города Дзержинский