О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

  В августе этого года в «УВ» была опубликована беседа с директором ТЭЦ–22 АО «Мосэнерго» Иваном Михайловичем Козловым. Он тогда рассказал нашим читателям о том, как энергетики готовятся к зиме, что уже сделано и что предстоит сделать, чтобы отопительный сезон 2002–2003 прошел успешно.

И вот зима уже началась — выпал, растаял и снова выпал снег. Большинство дзержинцев даже не обратили внимания на начало отопительного сезона — все произошло естественно и потому незаметно. Как бы зима ни укладывала сугробы за окнами, как бы ни продувал нас на улице ледяной ветер, мы знаем твердо: дома нас ждут тепло и уют. А ведь человек больше всего на свете любит тепло. А тепло–то это самое и производится на

теплоэлектроцентралях, говоря попросту, на ТЭЦ. Но не само. Делать его надо уметь, непростая это работа. Люди, которые делают для нас свет и тепло, зовутся энергетиками. С одним из них мы сегодня и беседуем на страницах нашей газеты.

КОТЕЛ, ТУРБИНА И ЛЮБОВЬ

На блочный щит управления меня приводит заместитель главного инженера ТЭЦ–22 Владимир Левин. Но сначала мы долго шагаем по километровой эстакаде котлотурбинного цеха, и главное, на что обращаешь внимание — это ровный гул турбин и теплый воздух. Шумно, зато тепло.

«Вот, знакомьтесь, Николай Щипанов, наш машинист блока!» — громко и с гордостью говорит мне Владимир Александрович, указывая на человека в серо–зеленой рабочей куртке, сидящего в кресле за пультом управления. Этот человек с досадой отрывается от приборов, мониторов и мигающих лампочек схем управления и, стараясь как–то спрятать неласковое выражение лица, подходит к нам. На вид ему года 43–44. Он не улыбается, и я прекрасно его понимаю: работы невпроворот, все режимы котла и турбины в данную минуту зависят от его внимания и сосредоточенности, а тут пресса отрывает...

«Ну, вы приступайте, а я, пожалуй, пойду... Сегодня еще столько дел...» — заместитель главного инженера, улыбаясь, нас покидает, и мы остаемся с Николаем Щипановым наедине с пультом — большим и непонятным, напоминающим находящуюся в полете космическую станцию. Причем где–то между Марсом и Венерой, поскольку ни на секунду не прекращается ровное гудение турбин, напоминающее что–то неземное. Мгновенно забываю, куда я пришел и зачем, поэтому первый вопрос вырывается у меня совершенно естественно:

— Где мы находимся?

— Это мое место работы — блочный щит управления девятым блоком, — Николай видит мою растерянность и по–доброму улыбается. — Вот здесь управляется котел, а здесь турбина. Это пульт управления, компьютеры, мышки, растопочные ключи и так далее. И здесь я работаю с января 1975 года, а непосредственно за щитом управления — с 1977 года. А девятый или десятый блоки — это куда поставят после отпуска, в этом году поставили на девятый. Разницы нет, блоки одинаковые: только одиннадцатый блок работает по старой схеме, а девятый и десятый перешли на компьютерное управление. Вот несколько лет уже работаю с помощью компьютера.

— Я все понимаю, компьютером овладеть легко, но чтобы так запросто управлять вот этим громадным пультом... Вы, наверное, долго обучались?

— Нет, специально не обучался. Я сюда пришел после армии, а до армии работал на НПЗ оператором нефтеперерабатывающей установки, окончил ПТУ. С НПЗ я и ушел в армию, это было в 1972 году, служил в Германии. А когда пришел из армии, почему–то показалось, что на ТЭЦ лучше, чем на НПЗ. Вот и устроился сюда. Живем мы с семьей здесь, в Дзержинском, с 1963 года. Переехали сюда из Шатурского района, там я родился и вырос. А здесь я с третьего класса, закончил школу, тогда она еще была тридцать третьей, сейчас вторая. Так все и было — школа, Капотня, армия, ТЭЦ–22. Сколько уже лет прошло, как я здесь... В январе двадцать восемь будет... А самому мне в декабре будет уже 49. Даже не верится.

— Выглядите моложе.

— Что? Моложе выгляжу? Это работа подхлестывает. Работа — она и дисциплинирует. Приходится быть молодым, а иначе невозможно.

— Вы говорите, что уже двадцать восемь лет работаете здесь. Это большой срок. А не было за это время желания уйти с ТЭЦ, найти место получше?

— Желания уйти за столько лет не возникало ни разу. Просто работа нравится. Ну, а если бы она не нравилась, то я бы ушел давно. Возможности такие были — и в 70–е годы, и в 80–е, и в 90–е. Только желания уходить не было. Нравится работа — приходится работать. Что нравится? Оперативность, ответственность, дисциплина. И, конечно же, вот это ни с чем не сравнимое ощущение необходимости твоей работы.

— Зарплата, значит, тоже устраивает?

— Зарплатой доволен. Не всегда, конечно, но зарплата у нас считается неплохой. Желательно бы ее увеличить немного, но... не мы решаем эти вопросы.

— А саму–то ТЭЦ вы хорошо знаете? Или все эти годы сидите только за пультом?

— Сейчас–то я по территории ТЭЦ хожу уже не так, как раньше, когда два года работал обходчиком по котлу, следил за оборудованием, выполнял ручную работу, производил переключения. А вообще саму ТЭЦ я знаю достаточно хорошо.

— Раз вы хорошо знаете ТЭЦ, то не возникало ли у вас желания что–либо изменить? Что–то предложить, чтобы станция смогла работать еще лучше? Как–то застраховаться от возможных кризисов?

— А оно и так все меняется к лучшему. С семидесятыми годами вообще уже не сравнить — все изменилось. Постоянно идет реконструкция оборудования, меньше стало пыли, больше чистоты. Улучшилась культура производства. Больше стали думать. Если раньше только руками–ногами, туда–сюда, то теперь и головой. ТЭЦ работала всегда, даже в самые кризисные годы. И здесь, на станции, никаких кризисов — политических, экономических — никогда не ощущалось. Мы всегда работали, выдавали тепло и электроэнергию. Бывали, конечно, политические споры и у нас здесь, прямо за пультом, особенно в 90–е годы, случаются споры и в наши дни. Но люди у нас работают демократичные, общий язык между собой мы находим. Да и зарплата по сравнению с другими предприятиями у нас всегда выдавалась вовремя, даже в периоды кризисов. Так что работникам ТЭЦ никакие кризисы не страшны.

— Значит, ТЭЦ работает стабильно, все улучшается? Почему же тогда народ так не любит Чубайса? Он ведь, между прочим, глава РАО ЕЭС...

— Сегодня первую волну демократов не любят все. По–моему, Чубайс — абсолютно нормальный человек, я его как–то даже и не ругал ни разу. Я его всегда поддерживал.

— А жена ваша тоже на ТЭЦ работает?

— Да, жена здесь работает с 1973 года. Мы с ней здесь и познакомились. В 1990 году она перешла в цех наладки. А до этого работали вместе, в одну смену.

— Здесь, на станции познакомились? А нельзя ли поподробней?

— Как мы познакомились? Я устроился обходчиком по котлу, а Любовь Ивановна работала обходчицей по турбине, шел 1975 год. Познакомились. А в 1977 году я сдал экзамены и перешел на пульт управления, стал машинистом блока. Прошел год, и она тоже перешла на блочный щит управления. Основная причина — чтобы быть вместе. С тех пор вместе и работали — она на турбине, а я на котле — вплоть до 1990 года. Вместе на работу, вместе с работы и вместе дома. Но с возрастом здоровье стало ухудшаться, и она перешла в цех наладки. Сейчас она занимается котлами, их наладкой. А в 1992 году сын появился — Михаил. Пошла другая жизнь, появились другие заботы. И воспитанием теперь приходится заниматься. Сейчас ему уже десять лет, учится в гимназии № 4.

— А вы его сюда приводили? Показывали ли ему это «святое» место, с которого все, собственно, и началось?

— Я сына приводил сюда летом. Он здесь был в первый раз. Я его поводил по станции — впечатление у него, конечно, огромное. Ему все здесь понравилось — котлы, компьютеры, шум турбин. Не знаю, может быть, это ему пригодится. Вообще–то, мне бы хотелось, чтобы мой сын пошел по моим стопам, чтобы стал энергетиком. Если мне удастся передать свои опыт и знания сыну, то я получу большое удовлетворение. Да и сама эта работа — надежная и стабильная.

— Я не люблю пышных фраз, но в данном случае, считаю, одна пышная фраза будет вполне уместна. Николай Александрович, вы считаете, вам в жизни повезло?

— Да. Я считаю, что в жизни мне повезло — все–таки ТЭЦ — солидная организация. Порой возникает даже что–то вроде чувства гордости — и за себя, и за свою работу. ТЭЦ дает такое ощущение, чувствуешь себя не последним человеком, знаешь, что ты нужен. Я считаю, что я нашел свою работу. После рабочего дня всегда есть чувство удовлетворенности, особенно осенью, когда сделаны пуски, растопки. Работа, конечно, тяжелая, но она мне нравится. Дневная смена начинается в 8 утра и заканчивается в 8 вечера. В 7 утра выходим из дома, в 9 вечера возвращаемся. Так же и ночная смена — с 8 вечера до 8 утра. До проходной три километра, иногда добираемся на автобусе, иногда пешком — проблем нет. Вам–то незнакомо это ощущение, когда идешь на работу на ТЭЦ... Утро, темно, холодно, а ты идешь делать тепло и свет...

— А кроме работы есть что вспомнить? Ну, не знаю, какие–нибудь дела?

— Дела были всегда, все время мы с Любовью Ивановной занимались какими–то делами. В основном, конечно, работали, зарабатывали на жизнь, получали жилье, строили гаражи. Потом я учился — поступил в Силикатный институт, три года проучился, бросил. Дела... Кот Григорий у нас живет — подобрали в подъезде — почти уже год. Дела все время находятся. — А пенсия уже не за горами. Не задумывались над тем, что будете делать на пенсии?

— До пенсии осталось немного — шесть лет. Ну как я пойду на пенсию? Сын еще молодой, десять лет. Работать надо. Пока я не могу даже представить себе, чтобы я взял и оставил работу. Лет до шестидесяти точно придется работать, а там видно будет. Пока здоровье позволяет, буду работать.

Время, отведенное мне на беседу с машинистом блока Николаем Щипановым, закончилось. Мы пожимаем друг другу руки и расстаемся — я по теплому и шумному цеху направляюсь в сторону выхода, а Николай — за пульт блочного щита управления «турбина — котел». Здесь его работа, его дела, его жизнь.

Сергей Васильев


Мы в социальных сетях


В начало сайта  |  О проекте  |  О странице  |   Емайл
Сайт создан и поддерживается Администрацией города Дзержинский