О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

  По Люберецкому району «прокатился» Фестиваль народного танца, в котором приняли участие творческие коллективы России и стран СНГ. Один из концертов прошел и в городе Дзержинском.
В хороводе

, или Это надо видеть нашему правительству — Что вы знаете о Грузии и грузинах? — с таким вопросом наш корреспондент приставал на улицах к прохожим школьного возраста. И с их помощью узнал, что Грузия где–то «на Евразии», там «черные, бородатые» люди все время стреляют, а еще «люди кавказской национальности» на рынках торгуют разными товарами, их ловит милиция, чтобы не было терактов. Каково? Ни лезгинки, ни грузинского хора, ни шашлыков, ни «Мцыри», ни «Мимино», наконец... Про чеченцев спрашивать вообще побоялась...

Лет тридцать назад раз в год школы расцветали флагами союзных республик — праздновали день образования СССР. «Вышла мадьярка на берег Дуная...», разноцветные ленты на венках, полосатые узбекские халаты и та же лезгинка. Наверное, наши тогдашние представления о соседях по «дому» тоже были односторонними, но та сторона, которая открывалась, показывала лучшее в нации, не в пример дню сегодняшнему, соединяла, а не разделяла.

— Культуру вообще всегда надо пускать вперед в отношениях наций, — уверена Татьяна Тропина, директор Люберецкой детской хореографической школы, заслуженный работник культуры и организатор Фестиваля народного танца, один из концертов которого прошел 14 ноября во Дворце культуры энергетиков. Вся Русь–матушка с ее необъятными просторами — в русской «Барыне» люберецкого ансамбля «Россия». Руки раскину — словно хочу обнять весь мир, топочу каблучками — задора мне не занимать, пущусь вприсядку — поиграю силушкой молодецкою. Э–э–х, да с посвистом, с коленцами! Если на луг, в девичий хоровод, — в сарафанах и кокошниках. Голубые шелка да белые бусы; косынки спрячем под убор, глаза долу — и поплыли лебедушки по–над «Озером–озерком». Только чуть поднимет головку, одарит синим взглядом, и снова струится хоровод — рыбоньки, Аленушки наши...

В «Орловской плясовой» (ансамбль Люберецкой детской хореографической школы «Карусель») — девки крепкие, ядреные. Задору примерно столько же, сколько и «гонору». Курносые носики и носики полусапожек только кверху, каблучками крепче, крепче! И хозяйки, по всему видать, основательные — только от печи да ухватов, в нарядных фартуках.

И снова на сцене хоровод, только в отороченных мехом кацавейках и барашковых шапках — дружно, рука об руку, в едином ритме, который все убыстряется. Тут просторов не видно — холмы, холмы, как взмахи локотков, прижатых друг к другу, и солнце — к нему, обняв друг друга, поднимают руки. Весь жар солнца в молдавской кровушке, вся яркость летних садов в нарядах танцоров — быстрей, быстрей, «Жок»!

Молдаване были стопроцентные, без обмана. Кишиневские семиклассники из ансамбля «Тезаур», танцующие в родной школе с первого класса, вместе со своей учительницей Донну Лилиа откликнулись на приглашение люберчан и стали участниками фестиваля. Несмотря на последние трагические события в Москве, несмотря на то, что не было никаких спонсоров, они приехали. «Очень хотелось посмотреть, как тут живут. И танцуют». Гости хорошо говорят по–русски («Учим язык с пятого класса»), очень довольны тем, что живут в семьях, а не в безликой гостинице. Москва показалась громадной и красивой. Большинством голосов решили, что люди на улицах улыбаются так же, как в Кишиневе, и так же торопливо живут. Леночка — русская, но никаких неприятностей это ей не доставляет, по ее словам, и на особом положении она себя среди молдаван не чувствует.

Участниками фестиваля должны были стать еще семь стран, но теракт и испугал артистов, и усложнил оформление документов. Так что и ирландский, и испанский танец пришлось танцевать русским, а именно младшим классам хореографической школы и ансамблю «Волшебная страна». Бархат и ажур, черное и красное. Торо! — И кабальеро в стойке. Торо! — И страсти горят как на корриде. Жизнь и смерть, любовь и ненависть — в Испании полутонов не бывает. И снова в Россию, к казакам, где гордые Аксиньи, Дарьи, Лукерьи выбивают мелким бисером дробь в плясовой. Казаки, в лазоревых рубахах и фуражках с малиновыми околышами, пляшут (как и живут) размашисто, по–хозяйски, бабам спуску не дают, руки привычно складывают справа, где верная подруга — шашка.

Когда объявили «Танец некрасовских казаков», в зале предположили: казаков из Некрасовки. И ошиблись. Чуть позже, за кулисами, танцоры наперебой рассказывали о донском казаке Некрасове, который, спасаясь от преследований после восстания Булавина, увел свой отряд на Балканы, потом в Турцию. Казаки не забыли наказ атамана: беречь свою культуру и вернуться в Россию, когда там не будет царя. Вернуться удалось только через века, и теперь в Краснодарском крае живут (узнать бы как) «некрасовские» казаки, в культуре которых причудливо переплелись несколько составляющих. Когда на сцене появились «дети гор» в черном, ноговицах и банданах, стало страшновато. Но смиренные подруги, приникавшие к своим «орлам», успокоили: пока женщина хранит дом и любит, мужчина не разрушит чужое гнездо, только защитит свое. Не совсем вписывался в программу современный танец «Миллениум» в исполнении «Тезаура», но он прозвучал как предупреждение: сегодня мы все поодиночке, как бы красиво ни танцевали. Может, стоит вспомнить про хороводы, которые объединяют в танце и ирландцев, и молдаван, и русских? Время хороводов ушло? А посмотрите–ка на «Коляду» («Волшебная страна») — народный танец в современной обработке: и сегодняшние ритмы не помеха, и стилизованные костюмы. — Татьяна Ивановна, а чеченцы прижились бы в сегодняшнем хороводе фестиваля?

— Еще как! Мы только что общались с чеченским ансамблем в Кремлевском Дворце съездов. Вот такой коллектив! — Татьяна Ивановна подкрепляет дорогую мысль жестом. — Ружье и «пояс шахида» — это наносное, это не из истинного национального менталитета. Они обыкновенные, нормальные люди со своей культурой, в которой нет той жестокости, которая им приписывается. В любой нации есть выродки, но не они определяют ее лицо. А сейчас изо всех сил пытаются убедить, что они все какие–то изверги. Мы недавно побывали в Батуми: чеченцы, аджарцы, грузины сидят за одним столом, пьют вино, танцуют. Вот это надо видеть нашему правительству, газетчикам и телевизионщикам, чтобы лицо народа на страницах газет и на экране складывалось не только из репортажей с мест военных действий. Ни один народ не выживет, если в его культуре нет общечеловеческих ценностей, существует же инстинкт самосохранения. Надо, чтобы дети знали и любили свою культуру и видели многообразие других, уважали их. На такие концерты, как сегодняшний, школьников надо приводить классами, это как прививка против национализма. Я уверена: националистом может быть только тот, кто не знает истинной народной культуры — ни своей, ни чужой.

А зрительный зал был заполнен хорошо если на треть... Пять дней фестиваль, открывшись в Люберецком доме культуры, путешествовал по району: Красково, Дзержинский, Белая Дача, — объединяя в единое культурное пространство (по выражению начальства из области), маленький участок Земного шара, где количество «привитых» от распространенной болезни нашего времени стало чуть больше.

Светлана Зайцева


Мы в социальных сетях


В начало сайта  |  О проекте  |  О странице  |   Емайл
Сайт создан и поддерживается Администрацией города Дзержинский