О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

 
«Родник» в тумане

Это было в субботу, когда город в тумане Плыл в тиши, замирая, без руля и ветрил. Кто–то, тихо печалясь, в КЭЦ играл на рояле, И романсы звучали как сирены вдали.

На зов сирен из нереальности подплывали к маякам–окнам редкие прохожие и заглядывали внутрь. Играло в перевертыши не только обмороченное туманом пространство, но и время: в залитом светом зале дама в бархате и боа, облокотясь на черный рояль, пела «про весну, про любовь и печаль». Если очарованный странник оставался в угаданной гавани, то присоединялся к зрителям, собравшимся на концерт народного оперного театра «Родник». «Русский салонный романс. Неизвестное об известном» — так назвали свою программу гости из Лыткарино.

По словам художественного руководителя театра Людмилы Олешкевич, дружба с Анатолием Титовым, который разыскивает и популяризирует данные о малоизвестных авторах романсов, подвигла «Родник» к работе над этой программой. Людмиле Васильевне, выполнявшей роль ведущей, вполне удалось создать в зрительном зале атмосферу салона, где камерность, домашность обстановки ничуть не мешала ее светскости. Слушатели не только наслаждались звучанием голосов и музыки, не только проживали маленькие жизни вместе с героями романсов, но и узнавали об их авторах. И иначе воспринималось привычное.

«Сентябрь стоял, и астры умирали, молясь последнему лучу...» — Марина Задоя представляет романс Бориса Прозоровского: он безнадежно пытается удержать любимую женщину, Тамару Церетели, но «чем радостней начало, тем холодней любви конец», и муза, единственная любовь, поет уже не Прозоровскому. Дворянин, композитор и военврач, он живет в страшную эпоху, когда слушать собственное сердце непозволительно. Непозволительна так называемая «цыганщина» — цыганские романсы, непозволительны концерты, с которыми вместе с Тамарой Церетели ездит по стране. Но сердце живет, не обращая внимания на директивы партии, музыка звучит внутри и требует выхода:

Вечер синий, и теплый, и пряный,

И за окнами вянет сирень,

И уходит в ночные туманы

Грустно прожитый тающий день.

Где писалась музыка на эти строки — в далеком Тифлисе или на «Беломорканале», куда органы заботливо отправили строптивого «упаднического» композитора? И не она ли спасала, пока мерз в бараках и рубил кайлом мерзлую землю? Может быть, потому так пронзительна «Весна в Париже» (в исполнении Татьяны Осиповой), что автор в благословенной Франции никогда не бывал и только представлял себе другую, бушующую половодьем жизнь, где «шумом полны бульвары, бродят, танцуют пары», где музыка и любовь свободны.

Фомина, современника Прозоровского, тоже обвиняли в пошлости и мещанстве, и ему тоже пришлось пережить гонения властей. Но музыка в душе не утихала, и его романсы пели на фронтах Великой Отечественной, поют и сейчас. «Только раз бывает в жизни встреча...» — и сама хозяйка салона, Людмила Олешкевич, позволяет насладиться своим голосом. «Эй, друг гитара...» — и ей тихонько пытаются подпевать слушатели.

Унося в глубины времени, звучит «Средь шумного бала...», печалят отцветшие в саду хризантемы, страдает Лариса из «Бесприданницы» (вернее «Жестокого романса»): «А напоследок я скажу...»

Вечер закончился овациями, растроганные зрители, не желая расставаться с «Родником», долго не отпускали вышедших на поклон артистов. Может быть, ради этих минут «родниковцы», имея самые прозаические профессии, большую часть души и свободного времени отдает оперному театру?

— Удовлетворение получаешь и от самого процесса пения, и от того, что переживаешь чувства, о которых поешь, и, конечно, от отклика слушателей, — признается Надежда Голубченко. — Для меня «Родник» — способ реализовать себя, поскольку жизни без музыки не мыслю.

— Так сразу и не скажешь, что для меня «Родник», — говорит Марина Задоя, бухгалтер по профессии. — Давным–давно я услышала Елену Образцову в «Царской невесте» и подумала: «Ну вот так спеть — и все, умереть можно». Вот тогда я пришла в дом культуры, с тех пор и пою. Почему опера и романс? Приучили, сначала, видимо, тоже пела «Бухгалтер, милый мой бухгалтер...» Вкус ведь дело наживное, воспитываемое. С музыкой я не расстаюсь, у меня и на работе она постоянно звучит. Девчонки мои уже спрашивают: что сегодня слушаем — «Евгения Онегина» или «Травиату»? А вот сын предпочитает какое–нибудь «Ногу свело», правда, в последнее время перешел на «Нотр–дам», так что я надежды не теряю. Что дает исполнение романсов? Выпрямляет, конечно...

Татьяна Сайфутдинова работает на заводе контролером ОТК, поет в «Роднике» чуть не со дня основания. Человек необыкновенный уже потому, что, по словам коллег по театру, воспитала (и воспитывает) пятерых детей. Как же находится время на музыку?

— Я без театра жить не могу, — объясняет Татьяна Константиновна. — И домашним своим сказала: у вас свое хобби, у меня — свое. Бывает, приходишь с работы — никакая, но говоришь себе, что идти на репетицию надо. А уж оттуда на крыльях летишь, и по дому дел успеваешь переделать во сто крат больше. Какую музыку дети слушают? Да бог знает какую! Хотя вот мой младший с нами ездил на гастроли, в Шатуру, — и помогал, и слушал, по–моему с удовольствием. Думаю, что ни романс, ни оперу современная музыка не вытеснит. Кстати, во многом благодаря усилиям таких людей, как Людмила Васильевна.

— Это заблуждение, что нас слушают только люди определенного возраста. Однажды мы выступали в Люберцах, со «Снегурочкой» Римского–Корсакова, так вот в зал в буквальном смысле слова нагнали школьников. Я посмотрела из–за кулис и ахнула: и слушать не будут, и играть не дадут. И что бы вы думали? В третьем действии, когда на сцене пары идут к Берендею, зал встал: они выражали восторг, конечно, по–своему — свистом, гамом, но ведь восхищались! Я уверена, чтобы воспринимать оперу или романс, особенно в «живом» исполнении, вовсе не нужна какая–то особая подготовка. Когда это настоящее, то обязательно трогает и нравится, независимо от возраста. Не случайно в «Роднике» занимаются и молодежь, и дети — в «Снегурочке» у нас в «хоре птиц» поют и танцуют школьники.

Я считаю, что оперное искусство мало пропагандируют — вот мы и восполняем пробел. С самого начала «Родник» выбрал девиз «Музыку — в народ», так что мы — просветители. И то, чем мы занимаемся, — неумирающее искусство, никакой суперсовременной эстраде не вытеснить из культуры целый ее пласт.

А город по–прежнему плыл в тумане, пятна фонарей указывали дорогу, и растворявшиеся в молочной темноте зрители бережно несли домой: «Только раз в холодный хмурый вечер мне так хочется любить...».

Светлана Зайцева


Мы в социальных сетях


В начало сайта  |  О проекте  |  О странице  |   Емайл
Сайт создан и поддерживается Администрацией города Дзержинский