О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

 
Угрешские святыни в Вологде

К 190–летию Отечественной войны 1812 года Грозный 1812 год памятен славными сражениями русской армии с наполеоновскими войсками под Смоленском, Бородином, Березиной, пожаром Москвы, отважными действиями партизан и гибелью французской армии, посягнувшей на свободу и независимость нашей Родины.


Москва и ее окрестности тогда находились в эпицентре военных действий и сильно пострадали. Не минула беда и Угрешу, которая была занята конным отрядом французов. Однако они не смогли здесь ничем поживиться, потому что ризница и все святыни в числе сокровищ столичных церквей и монастырей были вывезены в Вологду.

С этим древним городом Угреша была издавна связана: с XVI века здесь находилась Предтеченская Дюдикова пустынь, приписанная к Николо–Угрешскому монастырю. Пустынь сильно пострадала в начале XVII века, в Смутное время. В 1651 г. она была упразднена, а две ее церкви — Иоанна Предтечи и Казанской Божьей Матери — стали приходскими храмами. Там бывал преподобный Пимен, архимандрит Угрешский, уроженец Вологды. Эти старинные церкви — одноглавая и пятиглавая — стояли на левом берегу реки Вологды, в Заречье (на современной Набережной IV армии — прим. авт.).

В Вологде был похоронен епископ Вологодский Ириней (Братанович), бывший угрешский игумен. На Угреше он настоятельствовал три года — с 1759 по 1862 гг., а вологодскую кафедру занимал более 20 лет — с 16 апреля 1775 г. до своей кончины 23 апреля 1796 года. Владыка Ириней получил прекрасное образование в Киевской духовной академии и был замечательным проповедником. Надпись на его гробнице гласила: «Слова его божественны гремели». В память о нем двухэтажный корпус, пристроенный в начале XVIII века к Архиерейским палатам в Вологодском кремле, до сих пор называют Иринеевским.

10 августа 1810 года в Вологде в семье купца Дмитрия Афанасьевича Мясникова родился мальчик Петр, будущий угрешский архимандрит Пимен. Вскоре из прихода церкви Николы на площади семья переехала в новый дом, находящийся в приходе храма Николы на Глинках, где Дмитрий Афанасьевич стал старостой. По воспоминаниям о. Пимена, это была одноглавая трехпрестольная церковь.

В 1812 г. Петру Мясникову было всего два года, и он не мог, конечно, ничего помнить о хранении в Вологде московских святынь, о пребывании в городе многих знаменитых москвичей, среди которых поэты Петр Андреевич Вяземский, Василий Львович Пушкин, дядя Александра Сергеевича Пушкина, Юрий Александрович Нелединский–Мелецкий.

Вернемся к событиям той трагической осени. В конце августа Москва стала прифронтовым городом. В ночь с 1 на 2 сентября, после исторического совета в Филях, когда было принято решение об оставлении древней столицы русской армией, высшее московское духовенство во главе с епископом Дмитровским Августином отправилось во Владимир с самыми дорогими святынями — иконами Владимирской, Иверской и Смоленской Богоматери. В этом обозе ехал архимандрит Лаврентий (Бакшевский), настоятель монастыря Иоанна Златоуста, что в Белом городе. Ранее, в 1808 году, о. Лаврентий был игуменом Николо–Угрешской обители.

2 сентября началась массовая эвакуация. По дороге на Ярославль и Вологду потянулись тяжелые обозы с церковными ценностями. Везли святыни настоятель Архангельского собора в Кремле протоиерей Алексей Шумилин (в последствии архиепископ Ростовский и Ярославский), ректор Московской духовной академии архимандрит Симеон (впоследствии также архиепископ Ростовский и Ярославский), настоятели многих московских и подмосковных монастырей и храмов. На одной из подвод вез угрешские святыни игумен Павел, который настоятельствовал в обители с октября 1811 года, а до этого был учителем риторики в семинарии Николо–Перервинского монастыря (ныне действует только Никольский собор этого монастыря, расположенный на Шоссейной улице — прим. авт.). На Угреше остался иеромонах–правитель Амвросий, который занимался текущими делами обители при игумене Павле и других настоятелях в 1803–1815 годах, а потом и сам стал угрешским игуменом.

В Ярославле к обозу с церковными ценностями присоединился златоустовский архимандрит Лаврентий, поскольку было решено везти Смоленскую, Владимирскую и Иверскую иконы Богоматери не во Владимир, а в более безопасную Вологду. Отец Лаврентий ссудил деньгами нескольких игуменов, которые поиздержались в дороге. Игумену Павлу, которого он знал, вероятно, еще со времени своего настоятельства в Николо–Перервинском монастыре в 1806–1808 гг., он одолжил 200 рублей. Всего же эвакуация ризницы обошлась Угрешскому монастырю в 417 рублей, что было довольно значительной суммой по тем временам: на содержание монастыря из казны выделялось всего 950 рублей в год.

3 октября московские святыни прибыли в Вологду. Чудотворная Владимирская икона Богоматери была помещена в кафедральном Софийском соборе. «Тогда же в Спасо–Прилуцкий монастырь, находящийся в трех верстах от Вологды, — пишет в своем очерке известный вологодский краевед Федор Николаевич Фортунатов (1814–1872), — привезены были из Москвы святыни: Патриаршая, Соборная, Троицко–Лаврская и некоторых других монастырей ризницы с Патриаршей библиотекой, делами Московской консистории и Синодальной конторы. Помещены они были для хранения в том самом храме, где находится весьма чтимая вологжанами икона святого Дмитрия Прилуцкого (ныне в фондах Вологодского историко–краеведческого музея — прим. авт.). Ровно за год до этого церковь горела, но святыня была спасена». Речь здесь идет о древнем Спасском соборе, построенном в 1537–1542 годах. Сама обитель была основана на излучине («при луке») реки в 1371 году преподобным Дмитрием Прилуцким, приверженцем великого князя Дмитрия Донского, оказывавшего монастырю всяческую поддержку.

В 1812 году настоятелем Спасо–Прилуцкого монастыря был архимандрит Феофилакт (Ширяев). Он радушно принял сопровождавшее московские церковные ценности духовенство, которое расселил в братском корпусе, как говорится, «в тесноте, да не в обиде». Угрешский игумен Павел жил вместе со златоустовским архимандритом Лаврентием. Так судьба свела в одной келье двух угрешских настоятелей — действующего и бывшего.

Благодаря верной стратегии русского командования во главе с фельдмаршалом Кутузовым и широко развернувшейся партизанской войны наполеоновские войска терпели одно поражение за другим. 12 октября русская армия победила в тяжелом и кровопролитном сражении при Малоярославце, 14–16 ноября французы были разбиты в сражении при Березине, а в декабре остатки вражеской армии с позором покинули Россию. Опасность для Москвы миновала, и 12 декабря обоз с церковными ценностями тронулся из Вологды в обратный путь.

Вернувшись на Угрешу, игумен Павел не нашел, к счастью, никаких значительных разрушений. Грабить было нечего, и французский отряд истребил преимущественно съестные припасы. Однако, как писал Д. Благово в книге «Исторический очерк Николаевского Угрешского общежительного мужского монастыря», «враги и в Угрешском монастыре не оставили святыни без поруганий; ибо ... престол в Успенской церкви нужно было сделать вновь. В настоятельских келиях, во втором покое у крайнего окна, и по сие время висит на стене изображение Спаса Нерукотворенного, вставленное в золоченую резную раму времен императрицы Елизаветы Петровны, а перед оным хрустальная на хрустальных цепях лампада. Старожилы рассказывали, что пол возле окна перед иконою был прожжен и видно было круглое отверстие как бы для котла; но образа и лампады никто не тронул, и они остались совершенно целыми».

Небольшие повреждения были вскоре устранены. Игумен Павел с благодарностью отдал долг архимандриту Лаврентию, которому деньги оказались как нельзя кстати: Златоустовский монастырь хоть и уцелел во время пожара, но был осквернен французами, устроившими в Троицкой церкви конюшню. В июле 1814 года игумен Павел был переведен ректором в Иркутскую семинарию. Дальнейшая судьба его неизвестна. Архимандрит Лаврентий впоследствии стал епископом Дмитровским, затем был возведен в сан архиепископа Черниговского, а окончил свои дни в 1837 г. на покое в Переяславском Даниловом монастыре. История пребывания угрешских святынь на вологодской земле на этом не закончилась и имела весьма интересное продолжение. В 1831 году в Спасо–Прилуцком монастыре поселился на покое архиепископ Ириней (Несторович), по отзывам современников, «человек пылкий, сведущий, исполненный святости без изуверства». Владыка был выпускником Киевской духовной академии. Его карьера складывалась вначале блестяще: он занимал должность ректора Кишиневской духовной семинарии, в 1826 году стал епископом Пензенским, в 1830 году — архиепископом Иркутским. Его жизнь на покое в Спасо–Прилуцком монастыре напоминала почетную отставку, ведь ему было около 50 лет — возраст, далекий от пенсионного. После 17 лет «на покое» владыка получил в управление Толгский мужской монастырь близ Ярославля (в 1987 г. этот монастырь открыт как женский — прим. авт.). Там он настоятельствовал 14 лет до своей кончины в 1862 году. Преподобный Пимен Угрешский, знавший архиепископа Иринея, писал в своих воспоминаниях, что родом владыка был серб, роста высокого, темноволосый. В 1840 г. ему было лет 60. Жизнь он вел подвижническую, не покидал территории монастыря, а свою пенсию 1200 руб. в год раздавал нуждающимся и бесплатно лечил больных крестьян.

Под свои кельи архиепископ Ириней оборудовал три комнаты, в которых проживало в 1812 г. московское духовенство. В 1876 г. там побывал преподобный Пимен Угрешский и описал их в своих «Воспоминаниях», вышедших в 1877 г.: «Помещение очень хорошее, просторное и со сводами по–старинному... Одна из комнат расписана, но далеко не художественно, картинами, изображающими сотворение мира. С одной стороны пристроена терраса, с которой открывается вид на всю Вологду и окрестности...» Далее о. Пимен рассказывает, что на косяке одного окна преосвященнейший Ириней нашел стихи, написанные карандашом Угрешским игуменом Павлом в 1812 году. Владыке они понравились, он подновил их чернилами и обвел клеймом для назидания потомству. В «Воспоминаниях архимандрита Пимена» приводится неполный текст этого стихотворения, поэтому воспользуемся «Памятными заметками вологжанина», опубликованными Ф. Фортунатовым в «Русском архиве» в 1867 г. (с. 1658):

В то время, в грозную для Церкви ту годину,
Как новый Юлиан, в надменности своей
Безбожною рукой коснулся алтарей,
(Разбойник, взяв царя подложную личину),
В то время, в лютый час пылающей Москвы,
Как сорван крест с Ивановской главы,
Как града жители от буйств врага страдали,
(Их крыло рубище — тирана вечный стыд),
В то время в сих стенах спокойно пребывали
Игумен и Архимандрит:
Один монастыря Угрешского Николы,
Другой святителя, что в Греции глаголы
В железные сердца златые изливал,
И Златоустым свет которого назвал.
О адских замыслов коварный исполнитель!
Прерви змеиный тон, Парижанин Лессепс!
Нас гласом матерним Москва к себе зовет.
Прости, священная обитель!
Как ты покоила, как ты хранила нас,
Так да покоит Бог тебя на всякий час!

Стихи эти, написанные тяжеловатым шестистопным ямбом в стиле XVIII века, имеют больше не литературную, а историческую ценность и для современного читателя нуждаются в пояснениях. В первом четверостишии французский император Наполеон, войска которого грабили и оскверняли православные святыни, сравнивается с римским императором Юлианом Отступником (331–363 гг.). Он был воспитан в христианских традициях, но объявил себя язычником и, вступив на престол в 361 г., издал законы против христиан. Игумен Павел считал незаконным воцарение Наполеона, который взял «царя подложную личину». В следующем четверостишии говорится о снятии креста со знаменитой звонницы Ивана Великого в Московском Кремле, которую французы безуспешно пытались взорвать. «Парижанин (с ударением на последнем слоге — прим. авт.) Лессепс» — это барон Жан–Баттист–Бартелеми Лессепс, французский путешественник и дипломат, который в 1812 г. был комендантом Москвы во время французской оккупации. Он квартировал в Китай–городе близ Знаменского монастыря (ныне действует Знаменский собор на ул. Варварка — прим. авт.). Однако, Лессепс не давал, по–видимому, прямого распоряжения грабить храмы и монастыри. Известно, что он разрешил совершать службы в теплой церкви Знаменского монастыря и даже приставил к ней охрану.

Игумен Павел, преподававший некогда риторику, обладал даром красноречия и определенным литературным талантом, что само по себе в кругу просвещенного духовенства не было редкостью. Хорошие духовные стихи писали, например, преподобный Симеон Полоцкий и святитель Дмитрий Ростовский.

В «Памятных записках вологжанина» Ф. Фортунатов пишет, что долгое время в Спасо–Прилуцком монастыре оставался еще один памятник Отечественной войны 1812 года: кровлю корпуса, где жил архиепископ Ириней, украшали три урны с цветами. На одной из них было изображение Всевидящего Ока в цветочном обрамлении и надпись «1812 год». Под изображением помещалось двустишие:


Безбедно Бог меня в сей лютый год хранил,
Москве разсеянной убежищем я был.

Можно с достаточной степенью уверенности предположить, что это двустишие сочинено угрешским игуменом Павлом: тот же шестистопный ямб, сходный стиль, да и по содержанию есть явная перекличка со стихами, написанными на косяке окна в келье.

Надпись эта, конечно, до наших дней не уцелела. Спасо–Прилуцкая обитель, подобно другим монастырям и церквям, многое пережила в XX веке. В 1924 г. ее закрыли. Впоследствии в Прилуках был филиал Вологодского историко–краеведческого музея, что способствовало во многом сохранению архитектурных и художественных памятников обители. В 1991 г. монастырь был вновь открыт, и мы имеем счастливую возможность посетить богослужение в тех местах, где в грозном 1812 г. сохранялись угрешские святыни.

Елена Егорова

Автор благодарит доцента Вологодского педагогического института Сергея Тихомирова за любезно предоставленные краеведческие материалы.


Мы в социальных сетях


В начало сайта  |  О проекте  |  О странице  |   Емайл
Сайт создан и поддерживается Администрацией города Дзержинский