О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

 
КРЫША — ВСЕМУ ГОЛОВА!

ЗАСЛУЖЕННЫЙ СТРОИТЕЛЬ РОССИИ ЗИНАИДА САВВАТЕЕВА ИГРАЕТ В «ПОЛЕ ЧУДЕС» И РАЗГОВАРИВАЕТ С КРЫШАМИ— Зинаида Васильевна, вы — строитель, работаете в известной фирме, пользуетесь авторитетом. А как все начиналось?
— Я родом из деревни Новобокино Рязанской области, это 60 километров от Ряжска. Поступала я в Рязанский сельхоз после одиннадцатилетки и, как сейчас помню, писала сочинение на тему «Почему я иду учиться в сельскохозяйственный институт». И у меня это сочинение потом взяли как образец. А писала я, между прочим, о том, что хочу строить. Именно строить — новые дома, новые города, новые деревни. Что–то в моем сознании такое было. Сочинение это так и осталось в институте.
— А вы поступили или нет?
— Поступила, училась. Потом бросила. Потому что вышла замуж и уехала в Москву. На втором курсе. Потом поступила в сельхозтехникум на ветврача. И тоже бросила. До сих пор лежит зачетка с одними пятерками. Уже работая на стройке — мы строили высотки на Калининском в 68–м году, сейчас это Новый Арбат, — я получила отчисление «за невыполнение учебной программы».
— На сельском хозяйстве был поставлен крест?
— Ну что в деревне — ни зарплаты, ни продуктов, ничего. Мы с супругом переехали в Москву. Я поступила учиться на машиниста ПГС — строительных грузопассажирских лифтов. Закончила на одни пятерки и попала на строительство Нового Арбата. Муж работал в одном управлении механизации, я — в другом, сын — в деревне, жилья никакого. И мы решили переехать в область, в Люберцы. Я поступила на работу в СМУ–1 и проработала там 27 лет. Когда все развалилось, я перешла к Рифату Семеновичу в «Жилстрой».
— Двадцать семь лет! Это ж сколько вами построено еще до «Жилстроя»?
— Много. СМУ–1 полностью построило 115–й квартал в Люберцах, там отличная школа, таких школ в Советском Союзе нигде не было. Потом построили Красную Горку — это тоже в Люберцах, там 4–й микрорайон, 5–й микрорайон, представляете, сколько домов? И все–все крыши делала я. А сколько по Московской области школ, сколько детских садов — все это наши крыши.
— Каждую крышу, наверное, помните?
— Конечно, помню. Я живу на Красной Горке, иногда с восьмого этажа гляжу на свои крыши и вспоминаю: на этой крыше то было, на этой — другое... Как–то у нас на крыше загорелся котел со смесью битума и бензина. Ужас! Но потушили быстро. До сих пор все помню.
— Это было давно. А случалось ли что–нибудь интересное недавно, такое, что будет вспоминаться потом?
— Конечно! В ту пятницу я ездила на «Поле Чудес». В эту пятницу будут показывать.
— Выиграли?
— Нет, не выиграла. Нам там сказали, что нужно сделать веселое шоу. Я пела частушки про свои крыши, передавала приветы, делала подарки Якубовичу. В голове было одно: как все правильно сказать.
— А что подарили?
— Подарила фотоальбом с нашими красивыми жилстроевскими домами — творения наших рук. Подарила наши жилстроевские календари, а они ведь у нас особые: мы работаем не с января по январь, а от Дня строителя до Дня строителя. Подарила наше Знамя, наш вымпел.
— Как называется ваша специальность?
— Моя специальность называется изолировщик мягкой кровли. Для меня крыша — это одушевленный предмет. Бывают крыши жесткие — это жесть, черепица и так далее. А у нас первый слой — стеклоизол, а второй — рубетекс. Наши крыши очень надежны. Сама я бригадир, на крышах работаю давно, уже 38 лет. До этого была машинистом ПГС. Кстати, Рифат Семенович купил несколько таких ПГС, вот здесь, на высотную часть будет ставить, а то 19 этажей уже построено, а мы бегаем пешком туда–обратно по несколько раз в день. Сейчас на 19–этажных секциях мы крышу уже сдали, ждем, когда закончат 23–этажную часть.
— Что же вы, изолировщики кровли, делаете, когда одна крыша уже сдана, а другая еще не достроена?
— Ну, вот все об этом спрашивают. Мы кладем плитку на маршах, на этажах, в холлах. Делаем гидроизоляцию санузлов. Ставим подоконники в квартирах. Это сейчас герметизацию рам делают пеной, а раньше это была тоже наша работа — пакля, алебастр, штукатурка. Вот к нашему дому проложили новую теплотрассу длиной почти в 2 километра — мы делали изоляцию и стяжку. Наша бригада — специалисты широкого профиля.
— Перед тем как идти на беседу с вами, я узнал, что вы — Заслуженный строитель России. И был приятно удивлен — вот какие люди работают у нас в Дзержинском.
— Ну, у меня наград много. «Заслуженного строителя» я получила в прошлом году. Есть даже Орден Трудовой Славы, я его еще в том СМУ получила. Вручал его мне сам министр, не помню, как его фамилия. В прошлом году были соревнования строителей Московской области, там мы, бригада «Жилстроя», заняли первое место. И мы, девять человек, ездили отдыхать в Турцию на 10 дней, вот такая была награда.


— А в «Жилстрое» работать нравится?
— «Жилстрой» — фирма надежная. Рифат Семенович Феткуллин, генеральный директор, сюда, на стройку в Дзержинский, приезжает часто. Когда я еще работала на строительстве Красной горки, он к нам в СМУ–1 пришел мастером. Хорошее было время, все были молодые... С тех пор мы и знакомы. Однажды мы с ним поссорились. Это было в Лыткарино, мы строили детский сад, Рифат Семенович был уже главным инженером. Мы делали на крыше утеплитель, потом по утеплителю делали стяжку и уже по стяжке клеили изоляцию. Утром приходит Рифат Семенович и говорит: «Сегодня приезжает большое начальство, давай крой изоляцию». Я говорю: «Не буду!» — «Почему?» — «Так стяжка еще сырая!» Он настаивает: «Крой!» — «Не буду!» — «Крой!» — «Не буду!» И не стала крыть. Правда, для высокого начальства мы просто накрыли крышу рубероидом, сделали вид. Но Рифат Семенович не обиделся, он меня понимал. И до сих пор помнит этот случай. Когда я пришла к нему работать в «Жилстрой, он сказал: «Ну все, теперь я за крыши спокоен!»
— Зарплата устраивает?
— Зарплата очень хорошая, ничего не скажешь. Рифат Семенович нас поддерживает, он нас всех знает, всех любит, говорит: «Вы у меня единственные». Сейчас много разных профессий, и куда только люди не идут работать — и в артисты, и в экономисты. А у нас что? Весь дождь наш, весь мороз наш. Иной раз люди спрашивают: «Вы где работаете?» — «На крыше». — «Как же вы там весь день?» А вот так. Работаем. А не будешь работать — замерзнешь.
— Вот стоит дом — красивый, высокий. А снизу крышу–то и не видно. Выходит, люди вспоминают про крышу только тогда, когда она протекает?
— Наши крыши отличаются тем, что еще не было ни одной заявки на ремонт. За восемь лет, которые я работаю в «Жилстрое», ни одна крыша не потекла! Наши крыши сдаются только на пятерки. Мы со своими крышами даже разговариваем. Вот представьте: кончаем крышу — это очень большая радость — мои ребята и девчата там, на крыше, подбегают ко мне и говорят: «Баба, — это они меня так зовут, — ну чего, будешь?» Я отвечаю: «А как же!» Ложусь на эту новую крышу, три раза переворачиваюсь и говорю ей: «Крыша, крыша, отдай мою силу! Крыша, крыша, меня не подведи!» И она не поводит. Это я сама придумала, потому что я такой человек. Я все делаю так, будто для себя. И своих молодых ребят и девчат приучаю к тому же. Работать надо так, чтобы потом тебя не кляли. Мы, строители, несем людям и тепло, и добро, и уют. А без крыши ничего не будет. Крыша — всему голова.


Мы в социальных сетях


В начало сайта  |  О проекте  |  О странице  |   Емайл
Сайт создан и поддерживается Администрацией города Дзержинский