О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

 
СВЯЩЕННЫЙ МОЖАЙский ЛЕД

Анализ солдатских захоронений в районах Подмосковья периода битвы за Москву свидетельствует, что больше всего их было в Можайском районе — 216. Далее идут: Волоколамский — 157, Одинцовский — 147, Наро–Фоминский — 140, Истринский — 123, Солнечногорский — 117, Шаховской — 101, Рузский — 101, Клинский — 67, Дмитровский — 63, Лотошинский — 53, Серпуховский — 28, Чеховский — 19. Эти сведения показывают, что наиболее жаркие бои проходили на центральном и северо–восточном направлениях. Командование немецкой группы армий «Центр», несмотря на колоссальные потери, посылало все новые и новые части в направлении Москвы. Немцы спешили, особенно в октябре, воспользоваться наиболее благоприятным для них моментом, когда создаваемая Можайская линия обороны еще не была достроена и многие наши части, вышедшие из окружения, не были переформированы, и еще не подошли резервы. В первые сражения вступили у Можайской линии слабо вооруженные ополченцы и истребительные батальоны, войска НКВД и милиции, отдельные части московского гарнизона и курсанты военных училищ. Многие из них погибли в неравной схватке с врагом. Немцам удалось прорвать фронт Можайской линии обороны, и 12 октября он был упразднен.


Так же стойко оборонялись наши части в районе Бородина, сумевшие на пять дней задержать продвижение врага к Можайску. 18 октября немцы прорвали оборону Можайска и заняли город, оккупировав его на целых три месяца. В период контрнаступления 19 января 1942 г. к Можайску пробились части 5–й армии генерала Л.А. Говорова. После ночной артподготовки наши войска пошли на штурм города и к утру освободили его от фашистов. В период октябрьских боев за Можайск без вести пропала девушка–красноармеец Варя Карасева из Лыткарино. В бою 19 января погибли И.К. Герасимов и сержант С.П. Плаунов из 49–го стрелкового полка 50–й стрелковой дивизии. Оба были призваны Ухтомским райвоенкоматом. К сожалению, сведения о погибших и пропавших без вести в тех боях весьма скупы. Многие солдаты погибли, защищая легендарный город Можайск и его окрестности.

С давних времен свою известность город приобрел благодаря случаям чудесного исцеления от деревянного образа Святителя Николая, прозванного Можайским. Иностранные послы, прибывавшие в Можайск, с интересом узнавали, что «не одни жители Можайска делают приношения, но и народ со всей страны ходит туда на богомолье и для жертвований Николаю, да и сам Великий князь каждый год жалует туда сделать вклад сему Святому». Многие, одержимые тяжелыми недугами люди, как бы далеко ни жили, приходили в Можайск, чтобы прикоснуться к Святителю Николаю, отчего затем выздоравливали. Напрасными были попытки Великого князя перенести образ в Москву, «чтобы ему не ходить к нему всякий раз далеко: вот вечером и поставили его в Москве, а на другой день он опять стоял на своем месте в крепостной церкви, в Можайске!». А однажды, во время пожара, этот образ «бежал от огня», но на полпути его догнали и снова отнесли на прежнее место.

Образ Святителя Николая был весьма популярен и у древнерусских зодчих. Почти во всех селах и городах вдоль Москвы–реки в честь этого Святителя ими были выстроены храмы или приделы при них. Есть основания предполагать, что древние Святые ворота при входе в Николо–Угрешский монастырь (находятся ныне в руинах — прим. авт.), были выстроены известным зодчим Федором Конем. Над порталом въездных ворот с западной стороны был выложен из кирпича киот, в котором был написан образ Николы Можайского с предстоящими святыми по бокам. В период интервенции поляков в Москву в 1611 году к этому образу тайно приходили тысячи москвичей, чтобы помолиться и просить Святителя об избавлении от интервентов, что и произошло вскоре.


И еще одно событие, произошедшее шестьдесят лет назад, весной 1942 года, заставляет вспомнить о Николе Можайском. Это событие было необычное, своего рода знаковое. После многоснежной и лютой зимы наконец пришла весна. Вскрылась Москва–река и двинулся лед. Он был необычный, черного цвета, опаленный огнем и порохом, и его называли «можайским». Одна из последних льдин пристала к берегу напротив монастыря, и на ней был обнаружен погибший воин. К этому месту были вызваны солдаты одной из формировавшихся в поселке частей. Они его сняли и перенесли в поселок и с почестями похоронили на склоне Святой горы рядом с дорожкой, ведшей от станции в Кишкино. Радость успешно начатого контрнаступления наших войск под Москвой и скорбь о погибших воинах поселка и деревень, в том числе и о неизвестном солдате, снятом со льдины, переплелись на лицах жителей и солдат, пришедших на похороны. Недалеко от забора поднялся холм и деревянный обелиск со звездой.

Обратим внимание еще на одно обстоятельство. Своего рода явление на льдине неизвестного солдата произошло накануне или во время пасхального праздника. По традиции еще в древние времена в период полой воды пускали по течению иконы, которые обретали особенную святость и новых хозяев. Так, например, был основан Николо–Бабаевский монастырь у места, куда приплыла икона на весле. Полая вода как бы символизировала ритуал омовения и кристальную чистоту. В этом отношении реки в Можайском районе (Москва и впадающая в нее Можайка, а также множество других истоков, бравших начало в хрустальных ключах) были особенно чистыми. Полая вода, шедшая вслед за можайским льдом, омывала берега священного Можайска, омывала все раны, нанесенные войной природе и людям, и, став сама освященной, попадала в долину у Звенигорода, донося утонченные звоны его колоколов до Кремлевских стен Москвы. Затем, миновав несколько московских монастырей и строящийся мост у Люблино, вырывалась на обширную пойму между Островом и Угрешей, где завершила свой путь из Можайска льдина с неизвестным солдатом. Было бы правильным и справедливым канонизировать образ воина–освободителя, перезахоронив его прах в Николо–Угрешском монастыре.

Безусловно, Николо–Угрешский монастырь в будущем будет жить стариной, которая частично сохранилась, а часть которой нужно восполнить возведением трех прясел стен между Гостиной башней и Святыми воротами, между Святыми воротами и Напрудной круглой башней, которую нужно также восстановить. Между этой башней и башней–Беседкой предстоит восстановить по древнему образцу наиболее длинный участок стены, по всей протяженности пруда, на месте той, которую Пимен разобрал и перенес за пруд. Но вскоре его новые идеи подтолкнули к мысли еще расширить территорию монастыря к западу, и периметральная стена из кирпича XVI века оказалась внутри монастыря, отгородив Архиерейский сад. Естественно, возникнет вопрос, а как быть с пряслом Пименовской стены от Святых ворот до квадратной башенки? Его нужно будет разобрать, а эту башенку соединить аркадой с Напрудной башней. Тогда раскроется прекрасный вид на Петропавловскую церковь, которую через аркадные ворота в соответствующие праздники будут посещать женщины. Ну а нынешний пролом в стене возле скита можно будет заделать. Такая реконструкция создаст удобства для проведения служб в скитской церкви, минуя центральные соборы. А главное, расширится площадь перед монастырем, где могут останавливаться туристические автобусы с паломниками. И уж самое главное, раскроется во всей своей привлекательности не только северная часть древнего монастыря, но и целая зона гражданских построек, объединенных в одно целое арочной стеной с зубцами и ходовой галереей. Тогда будет на что посмотреть со стороны скитской церкви. Она будет напоминать аналогичный вид Ново–Девичьего монастыря в Москве.

Могила Неизвестного солдата с 1942 г. до настоящего времени претерпела ряд переносов, но они так и не создали необходимого удобства для массовых мероприятий. Взглянув на фотографии с последним переносом захоронения, даже трудно представить, как такой массе людей можно было уместиться на небольшом квадрате мемориала в парке Победы. Вот почему на возложениях венков присутствуют небольшие группы. Канонизация воинского захоронения и перенос его на монастырскую территорию помогли бы решить многие проблемы. Здесь можно было бы поставить и часовню.

Завершая рассказ о неизвестном солдате, хочется верить, что в будущем появятся новые данные о нем. Хотя и сейчас есть небольшой косвенный факт, что им мог быть красноармеец 1201 стрелкового полка 354 стрелковой дивизии, уроженец Дзержинки — Алексей Васильевич Балашов, пропавший без вести в Можайском районе в январе 1942 года, т.е. в самый разгар боя за освобождение Можайска.

Владимир Митюшкин

Фото автора.


Мы в социальных сетях


В начало сайта  |  О проекте  |  О странице  |   Емайл
Сайт создан и поддерживается Администрацией города Дзержинский