О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

 
ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

И в старости человек может быть красивым. Лицо пожилого человека светлеет, морщины разглаживаются, глаза оживают — человек вспоминает детство.

Разные лица — разные воспоминания. Я видел лица людей, чье детство прошло в фашистских концлагерях. 11 апреля эти люди по традиции собрались в Музыкально–хоровой студии, чтобы услышать добрые слова, лишний раз убедиться, что о них помнят. Они не ветераны войны, но войну видели собственными глазами. В фашистских концлагерях.

Ночь. Бабушка сидит на кровати. Кровать железная, с облупившейся краской. Коптилка едва освещает комнату. За окном становится все светлее, голубее и прозрачнее — луна всходит. Кто–то невидимый ходит под звездами, трогает ветки, шуршит листьями...

Идет война. На нас напали фашисты, мама с папой ушли в Красную армию защищать родину. Мы с бабушкой не знаем, где они сейчас. Когда война началась, у нас во дворе вырыли окоп, чтобы прятаться от фашистов. Еще крест–накрест заклеили окна, чтобы от воздушной волны не вылетели стекла. Это очень страшная штука — воздушная волна. Мне шесть лет. Я знаю, что в мире должны быть доброта и доверие. Мир — это небо, земля и все, что между ними: люди, деревья, птицы, дома. Мир — это наша деревня, моя бабушка, наша кошка Муся. Она сейчас спит, потому что у нее всегда доброта и доверие...

— Добрый день, уважаемые товарищи! — собрание бывших малолетних узников фашизма открывает начальник отдела социальной защиты Сергей Муравьев. — Стало ежегодной традицией 11 апреля собираться вместе бывшим узникам концлагерей и представителям администрации города. Наша встреча посвящается Международному Дню освобождения узников концлагерей. Мы выслушаем ваши вопросы, рассмотрим ваши предложения и постараемся помочь вашей тяжелой жизни. Сегодняшняя наша встреча будет состоять из двух частей — официальной и концерта. Я прошу вас приготовить вопросы, чтобы все поняли, чтобы можно было спокойно обсуждать ваши предложения.

— Это очень приятно, что такие вот добрые встречи стали в нашем городе традицией, — начинает свое выступление начальник Управления по социальным вопросам Людмила Саютина, — и сегодня мы собрались, чтобы отметить этот праздник — День освобождения узников фашизма. Я хотела бы рассказать вам о том, что сейчас происходит в нашем городе. Как мы живем? Что у нас нового? Что есть хорошего? Какие проблемы? Только что я приехала из области с совещания с хорошей вестью. С 1 апреля губернатор Московской области Борис Громов увеличил всем пенсионерам области размер минимальной пенсии. Если раньше она была 750 рублей, то теперь — 820 рублей. Да, небольшая прибавка, но ведь все равно какая–то помощь... Хочу сказать также о том, что в нашем городе утверждена комплексная Программа социальной помощи населению. То есть мы не просто так оказываем помощь, предоставляем льготы: в городе действует целая Программа, состоящая из двух разделов. Это городская программа плюс выполнение федеральных законов.

Средний возраст жителей нашего города составляет 36 лет — наш город сравнительно молодой. У нас действует Положение о помощи молодым семьям — молодые люди до 30 лет при регистрации своего брака получают две тысячи рублей. Плюс еще две тысячи при рождении ребенка. Посмотрите, как приводится наш город в порядок после зимы, всюду устраиваются субботники. Мы заняли второе место в конкурсе «Самый благоустроенный город» в разряде городов с населением до 100 тысяч. Средняя зарплата по городу составляет 4112 рублей. Растет уровень рождаемости, за прошлый год он повысился на 32 процента. А если люди рожают, значит, они на что–то надеются. По распоряжению Главы города к сегодняшнему дню всем вам выделена материальная помощь — 200 рублей на каждого бывшего узника. В ближайшее время вы все получите переводы. Все льготы, предоставляемые вам, приравнены к льготам по Федеральному закону о ветеранах, инвалидах и участниках войны. Я, конечно, понимаю, что существуют реальные проблемы. Но общая политика нашего государства, Московской области и города направлена на улучшение благосостояния и повышение уровня жизни. Но, к сожалению, не в один момент все происходит. Все улучшения происходят постепенно. Я желаю вам всем здоровья. Хочется, чтобы вас не становилось меньше. Хочется, чтобы кто–нибудь из вас вышел сюда и рассказал бы о том, что вы помните о тех событиях. Ведь это очень интересно. Желаю вам успехов. Хочу, чтобы вы все были нужны своим детям и внукам — это очень важно. Жизнь продолжается...

...Мы не ложимся спать, потому что сказали, что сегодня ночью придут фашисты забирать всех в плен. Бабушка собрала чемодан, уложила туда какие–то тряпки, белье, свою черную шаль.

— Если меня убьют, шаль не выбрасывай, она пригодится...

Опять бабушка говорит про ЭТО. Ее тень от коптилки шатается по стене. Черную шаль подарил ей мой дедушка. Он давно умер, но бабушка часто его вспоминает. Замуж ее выдали в 16 лет, она была озорница и лучше всех лазила по деревьям. — Эх, как у нас в Плесновке любили соловьи петь... Свистали так, что сердце выпрыгивало... — бабушка вытирает лицо передником, — тогда еще Бог на свете был...

За окном гремят выстрелы. Лают собаки. Муся проснулась, испуганно смотрит на окошко.

— Ну вот, идут, — бабушка встает, вглядывается в ночную синеву. Луна добралась до середины неба. Я вжимаюсь лицом в бабушкин бок. От ее платья пахнет дымом. Я тихо плачу.

— Погоди реветь–то... Вот кончится война, мамка с папкой вернутся, заживем хорошо, картошку вырастим большую. Да? Я молча киваю, не отрывая мокрого лица от ее мягкого бока...

Слово берет председатель дзержинской городской общественной организации бывших несовершеннолетних узников фашизма Александр Капустин:

— Всех нас волнует вопрос компенсаций. В конце марта мы собирались в Фонде взаимопонимания и примирения в Столешниковом переулке. По данным Фонда, на 29 марта по России получили компенсацию тринадцать тысяч человек. По Москве и области — 1302 человека. В настоящий момент новый список на 20 тысяч человек находится в Германии на проверке. После проверки, через полтора–два месяца, деньги будут высланы в Сбербанк, а оттуда по адресам всех тех, кто проверку эту пройдет. Готовится еще один список на 20 тысяч человек. Но есть одно большое «но». Фонд взял обязательство за этот год подготовить и проверить списки на 100 тысяч человек. От России подали свои претензии полмиллиона человек. Если Фонд будет работать такими темпами, на это уйдет пять лет...

— И некому будет платить! — доносится из зала.

— Размеры компенсации, — продолжает Александр Капустин, — 15 тысяч марок за концлагерь, 5 тысяч марок за работу в промышленности и 3 тысячи за сельхозработы. Сначала будут рассматриваться списки тех, кто был в Западной Европе — Германии, Франции, Австрии, Италии, Польше. Обязательно должны быть документальные подтверждения — свидетельские показания не проходят. Почему–то в последнюю очередь рассматриваются списки малолетних узников. Я спросил в Фонде, почему так? «Ничего пока не можем сделать», — ответили мне.

Бывшие узники начинают задавать вопросы:

— Мне прислали первую половину компенсации. Я позвонил, чтобы узнать, учитывается ли срок. Мне сказали, что срок не учитывается. Как же так? Ведь кто–то пробыл там месяц, кто–то год, а кто–то и целых три года...

— Из Фонда мне прислали бумагу, там написано, что у меня не хватает документов. Все собранные мной документы — насмарку. Пишут, что им нужны документы из ФСБ, из Центрального архива. А я разговаривала по «горячей линии», и мне сказали, что, видимо, мои документы попали не к тому эксперту. Выходит, все зависит от эксперта?..

— Говорят, что нас, малолетних узников, приравняли к ветеранам войны. А пенсия добавится?..

— По Лесной, 13, в магазине дают продуктовые заказы для ветеранов. А узникам никогда ничего не дают, даже в списках нас нет...

...С грохотом распахивается дверь, в дом заходят фашисты. Их двое, у одного в руках горит яркий фонарь, другой держит автомат. Они осматривают наш дом, что–то говорят на фашистском языке. Меня выталкивают на крыльцо. На улице совсем светло — то ли от луны, то ли утро уже. Лают собаки. Слышны какие–то крики. Опять стреляют. Фашисты выходят из нашего дома, хватают меня за руки, тащат за ворота. Я изо всех сил выкручиваюсь, кричу, зову на помощь кошку Мусю: «Муся! Муся! Кис–кис–кис! Муся!» Вырываюсь, бегу в дом. А в доме темно и дымно от лунных полос, зашедших в окна. Коптилка потухла, от фильтра вьется тонкая струйка дыма. Бабушка лежит на полу, уткнувшись головой в ножку кровати. Муся сидит возле нее, вопросительно смотрит на меня и тихо, почти шепотом говорит: «Мяу...»

— Хотя бы раз в году давали бы льготные лекарства. Не дают! Говорят, что не положено, и все! А где же льготы узников?..

— Можно ли сегодняшний день назвать праздником? — обращаюсь я к Александру Капустину. — 11 апреля — это Международный День освобождения узников Второй мировой войны. Этот день установлен по решению ООН в честь дня освобождения Бухенвальда. У фашистской Германии было много лагерей — Бухенвальд, Освенцим, Дахау и другие... Все материальные компенсации никакого отношения к этому дню не имеют. Просто в прошлом году Германия и Австрия начали выплачивать компенсации жертвам фашизма, все тем, кто был угнан в Западную Европу на принудительные работы...

Закончилась официальная часть, сейчас начнется концерт. Бывшие узники не расходятся — они тихо переговариваются, молча смотрят на сцену, улыбаются... И в старости человек может быть красивым.

Сергей ВАСИЛЬЕВ

Наша справка

Многосторонние международные переговоры о выделении ФРГ и германскими фирмами дополнительных средств на выплаты бывшим подневольным работникам, насильственно угнанным во вторую мировую войну на принудительные работы в Германию и оккупированные ею страны, завершились. ФРГ и германские предприятия, на которых использовался труд подневольных работников, выделили на эти цели 10 миллиардов немецких марок. Принят Закон ФРГ «О создании Фонда «Память, ответственность и будущее», который вступил в силу 12 августа 2000 года. Этот Фонд будет распределять указанную сумму через национальные Фонды взаимопонимания и примирения. Доля России в этой сумме составляет 835 миллионов марок.

На выплаты из общегерманского Фонда «Память, ответственность и будущее» имеют право:

— бывшие узники концлагерей и гетто;

— принудительные работники всех отраслей промышленности, транспорта и связи, как частного, так и государственного секторов экономики;

— принудительные работники сельского, коммунального, домашнего хозяйства и сферы обслуживания;

— дети до 12–летнего возраста к моменту освобождения от неволи (вывезенные с родителями или без них, а также рожденные в неволе);

— узники мест принудительного содержания, сопоставимых по условиям с концлагерями, но не вошедших в официальный перечень концлагерей по Международной классификации. Перечень этих мест, а также размер возможных выплат в настоящее время уточняется немецкой стороной, о чем будет сообщено позже.


Мы в социальных сетях


В начало сайта  |  О проекте  |  О странице  |   Емайл
Сайт создан и поддерживается Администрацией города Дзержинский