О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

 
У могилы Владимира Высоцкого

(перекличка времен)

Я не люблю ни зависти, ни лести
И стены бить, не прошибая, лбом,
Я не люблю искусственные смеси
Модерна с ретро, города с селом.
Я не люблю расхристанные ветры
И с мельницей нелепую борьбу.
Я не люблю, когда какой–то мэтр
Со мною говорит через губу.
Я не люблю, когда кричит, зверея,
На митингах зафлаженный народ,
И тех, кто подниматься не умеет,
И тех, кто в дых остервенело бьет.
Я не люблю не в те садиться сани,
Чужой любви навязывать совет.
Я не люблю картинные страданья,
Нарочное придумыванье бед.
Изгаженные не люблю я вещи,
Себя, когда, бывает, перепью,
Сюсюкающих престарелых женщин,
Под девочек косящих, не люблю.
Я туалетов не люблю вагонных,
Консервных банок, брошенных в лесу,
И песенную томно–монотонность
Ни от чего страдающей Алсу.
Я не люблю подкрашенный любовью
Железный хват продуманных оков,
Я не люблю по мелочевке спорить
И вязкого занудства мужиков.
Романов не люблю я на курорте,
Хотя один останется не в счет,
И тех, кто был по молодости чертом,
А в старости за ангела идет.
Я не люблю супердиетной бабы,
Худых ключиц, прямоугольных плеч,
Я не люблю прилипчивое «как бы»,
Как паразита, вляпнутого в речь.
Сверхтихих не люблю и шибко рьяных,
Рекламную навязчивую муть,
Особенно, когда дебил с экрана
Мне предлагает смачно сникерснуть.
Уйдя на небо от житейских бурь,
Поэты остаются современны,
Как остается до сих пор нетленна
Родимая немеркнущая дурь.
На Луначарской (память сердца)
Я вспоминаю все чаще и чаще
Юности нашей веселый задор,
Годы, прошедшие на Луначарской,
По–итальянски шумливый двор.
Здесь собиралась зимой и летом
Бойкая, шустрая ребятня.
Были свои здесь авторитеты,
Были свои здесь учителя.
Мне не забыть эти звуки чистые,
В тесном кружке и большой, и мал.
Эмка для нас рапсодию Листа
Во дворе на баяне играл.
И незрелой своей душою
Мы понимали, что вот сейчас
Что–то светлое и большое
Бурно и нежно касалось нас.
Окрыленный мечтою дерзкой,
Такой серьезный, задумчивый весь,
Владик Попов кромсал железки,
Создавая свой «Мерседес».
Киносмешением перенапичкан,
Как ни прячься и ни бастуй,
Гарька зудел нам про Мэри Пикфорд,
Что–то там про ее поцелуй.
Супермодно стремясь одеться,
Мы соблюдали пижонский ГОСТ:
Фуражка из желтого полотенца,
Пестрый галстук — павлиний хвост.
Я глаза свои закрываю,
Память опять стучится в виски:
К Мишиной маме, я к тете Фане,
Иду с демонстрации на пирожки.
Годы как годы. Бегут чередою.
Мы стали седыми. Ну что же. Пусть.
Но наплывает теплой волною
Белого цвета сладкая грусть.
Есть остров на Волге
Пусть хороши Канары и Таити,
Но пусть другой им посвящает стих.
Вы ж делайте со мною что хотите,
Я Волжский остров не сменю на них.
Здесь девственная, чистая природа,
Не тронутая жлобскою рукой,
Реки раздолье, и души свобода,
И радость приобщенья, и покой.
Здесь воздух чист как помыслы святого,
Здесь песни пьяни тишь не огрубят,
Здесь все, что было или есть плохого,
Уходит как–то сразу от тебя.
Здесь царственная всюду тишина Берет вас в плен непостижимой властью,
Здесь медная огромная луна
Березами расчерчена на части.
Здесь забываешь суетливый быт,
Где времени для остановок мало.
Здесь пенье птицы удовлетворит
Изысканных любителей вокала.
Здесь забываешь трудности пути,
Их прокрутив,
спокойно улыбаюсь.
Меня потянет вновь сюда прийти.
Я в этом ни на миг не сомневаюсь.

Полушутливое (нераскрученным талантам посвящается)

В жизни самое сложное — раскладывать сложность на составляющие простоты,
И не менее сложно,
но, напрягшись, можно За простой увидеть сложного черты.
Дело не в том, что я такой умник, Просто жизненный опыт — не выдумка шарлатанов.
Это он меня заставляет думать,
А раньше я был легковесней певички из кафе–шантана.
Я великих имена
На нитку памяти как бусы нанизывал.
Смотрел на мир и не знал, Что столько вокруг не ниже.
Хотите пример? Пожалуйста, радужный.
И здесь уж я почти не шучу.
Вспоминаю сейчас свою бабушку,
У нее был великий талант к борщу.
Если б вы учуяли запах его,
Вы бы сбежали с выставки гала,
Боюсь сказать, но даже самого
Марка Захаровича Шагала.
По мню в Луганске,
на улице Московской,
Там еще рос чертополох и репей,
Жил портной — Изя Вильковский,
Маленький, финотделом затурканный еврей.
Так вы бы одели от него брюки!
Успех вам стопроцентный обеспечен
Без цветов, вздохов и прочей мути
У самых привередливых и недоступных женщин.
Так разве ж это не талант?
Я вас спрашиваю.
Тогда объясните, что это такое?
Если Изины брюки
нам жизнь скрашивали
Как меломану
Моцарт и Бетхов
ен. Нет! Я не против искусства.
сам увлечен поэзией безмерно.
Но я за то, чтоб восхищений
чувства Мы распределяли справедливо
и равномерно.
Материалы полосы подготовила Светлана ЗАЙЦЕВА


Мы в социальных сетях


В начало сайта  |  О проекте  |  О странице  |   Емайл
Сайт создан и поддерживается Администрацией города Дзержинский