О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

 
ТЭЦ—22: СТРАНИЦЫ БИОГРАФИИ

(Окончание. Начало в «УВ» № 51)

АВАРИЯ ИЛИ ДИВЕРСИЯ?

Для расследования аварии, вызванной пожаром, руководством Министерства электростанций СССР была создана комиссия под председательством заместителя министра Анатолия Ивановича Максимова. В состав комиссии вошли представители Министерства, «Мосэнерго», «Мосэнергопроекта», отделов пожарной охраны Москвы и области. От ТЭЦ–22 в комиссию вошел главный инженер А. Беляев.

Комиссия приступила к работе на третий день после пожара. Причиной загорания определили замыкание кабеля напряжением до 400 вольт. По итогам работы комиссии виновниками пожара на электростанции были названы директор ТЭЦ–22 М. Кондратьев и главный инженер А. Беляев. Через две недели после пожара состоялась коллегия Министерства, где рассматривались причины аварии. На коллегии было решено отстранить от работы директора станции М. Кондратьева и дежурного инженера В. Сидоркина. Главному инженеру Беляеву объявили строгий выговор, а начальник электрического цеха О. Гусаров и начальник цеха теплового контроля и автоматики Г. Егоров получили по выговору. 5 ноября 1969 года новым директором ТЭЦ–22 стал Анатолий Васильевич Звегинцев.

На этом обычно ставится точка. Однако в расследование причин аварии на ТЭЦ–22 включилась Комиссия народного контроля (КНК) СССР. В процессе работы члены комиссии предположили, что загорание кабелей на станции было вызвано диверсией. Была проведена экспертиза в районе третьей турбины на отметке «4», но проведенный анализ догадок не подтвердил. В начале ноября состоялось расширенное совещание с привлечением сотрудников Министерства электростанций, начальников отделов пожарной охраны, руководства «Мосэнерго», главного инженера «Мосэнергопроекта» и главного инженера ТЭЦ–22. На совещании предложили освободить от работы главного инженера А. Беляева. Такое предложение выглядело несвоевременным. Зимой электростанции работают с максимальными нагрузками, и освобождение от должности главного инженера, который осуществлял техническое руководство восстановительными работами, могло задержать ввод в эксплуатацию оборудования и снизить его надежность. Тем не менее в протоколе совещания осталась запись: «Предложить Министру электростанций П. Непорожнему освободить от работы главного инженера ТЭЦ–22 А. Беляева». Спустя 10 дней после совещания Комиссии народного контроля было назначено заседание бюро Московского комитета партии по расследованию причин пожара на ТЭЦ–22 Мосэнерго. В проекте решения было записано: «Управляющему «Мосэнерго» И. Ершову объявить замечание; главному инженеру «Мосэнерго» А. Немому объявить выговор; дело на виновников пожара на ТЭЦ–22 передать прокурору. Проект решения огласил секретарь МГК КПСС В. Гришин. Когда же последовала реплика о том, что Алексей Петрович Немой болеет и находится в больнице, партийный секретарь заявил: «Ничего, мы подождем, когда он поправится».

В конце декабря 1969 года на ТЭЦ–22 была восстановлена проектная мощность 560 тыс. киловатт. В работе находилось восемь турбин и котлов, работавших на газе, расход которого тогда строго лимитировался. Поэтому руководство «Мосэнерго» дало указание в срочном порядке привести в рабочее состояние систему приготовления угольной пыли и барабанные шаровые мельницы. Благодаря упорству ремонтного персонала котельного цеха к концу февраля 1970 года заработали все пятнадцать мельниц, и котлы перевели на угольный рацион. Электростанция работала на полную мощность и управлялась с местных щитов по временным схемам.

Но расследование причин пожара продолжалось. Материал, подготовленный Комиссией народного контроля, областная прокуратура направила в прокуратуру Люберецкого района, по месту жительства обвиняемых. В мае 1970 года приказом заместителя министра главный инженер ТЭЦ–22 Алексей Андреевич Беляев был освобожден от должности.

В начале 1970 года расследованием причин пожара на ТЭЦ–22 занялась Люберецкая прокуратура. В результате тщательного анализа материалов следователь не нашел прямых улик против виновников, поэтому дело о пожаре на ТЭЦ–22 было закрыто. Обвинительное заключение было направлено в областную прокуратуру, которая только с пятой попытки приняла обвинительное заключение, где было записано: «за отсутствием прямых улик против обвиняемых Михаила Никитовича Кондратьева и Алексея Андреевича Беляева дело о пожаре на ТЭЦ–22 «Мосэнерго» закрыть».

ЭТАПЫ БОЛЬШОГО ПУТИ

В 1969 году строители и монтажники приступили к строительству третьей очереди ТЭЦ–22. Проектом предусматривалась установка трех энергетических блоков тепловой мощностью по 250 тыс. киловатт. В то время на Уральском турбомоторном заводе только начиналось производство турбин типа Т–250/300–240, и головные образцы турбин впервые устанавливались на ТЭЦ–22 «Мосэнерго». Монтажные работы выполнял персонал треста «Мосэнергомонтаж», строительные — трест «Мосэнергострой» и строительное управление ТЭЦ–22. Пуск девятого блока преду-сматривался в декабре 1971 года. За шесть месяцев до пуска блока была создана пусковая комиссия для своевременной приемки оборудования и подготовки эксплуатации. К концу года комиссия приняла оборудование блока в эксплуатацию, после чего приступила к пусковым операциям.

13 января 1972 года в 24 часа включили девятый блок с нагрузкой 10 тыс. киловатт, пуск десятого блока намечался на декабрь 1972 года. Окрыленные успехом, монтажники приняли дополнительные обязательства по окончанию монтажа, и 30 декабря 1972 года ровно в полночь десятый блок был включен и взял нагрузку 10 тыс. киловатт.

С пуском десятого блока на станции появились дополнительные проблемы. Из–за ограничения расхода газа котлы третьей очереди могли работать только на твердом топливе, а наклонная эстакада подачи твердого топлива находилась в стадии строительства. Чтобы обеспечить углем котлы третьей очереди, были временно продлены ленточные транспортеры подачи угля со второй очереди на третью.

Пуск одиннадцатого блока государственным планом предусматривался в декабре 1973 года, из–за чего значительно увеличился объем строительных работ. Необходимо было установить постоянные торцы и закрыть котельный и турбинный цеха, утеплить здания котельного и турбинного цехов. В конце года оборудование для пуска блока было принято в эксплуатацию, и пусковые операции начались. 30 декабря 1973 года состоялся пуск одиннадцатого блока. Общая электрическая мощность третьей очереди составила 750 тыс. киловатт, а тепловая — 990 Гкал/час. Электрическая мощность всех трех очередей составила 1310 тыс. киловатт, а тепловая — 3580 Гкал/час. Электростанция ТЭЦ–22 «Мосэнерго» стала одной из крупнейших тепловых станций в Западной Европе.

За изготовление головных образцов уникальной теплофикационной турбины типа Т–250/300–240 главному конструктору Уральского турбо–моторного завода было присвоено звание лауреата Государственной премии СССР. За освоение и эксплуатацию первых уникальных блоков теплофикационной мощностью 250 тыс. киловатт лауреатами Государственной премии стали управляющий системы «Мосэнерго» Нестор Иванович Серебрянников и директор ТЭЦ–22 Анатолий Васильевич Звягинцев.

С начала пуска электростанции прошел сорок один год. Далеко в прошлом остались строительно–монтажные проблемы и эксплуатационные неприятности, полностью и в совершенстве освоена эксплуатация уникального оборудования. Сегодня ТЭЦ–22 имеет мошность один миллион триста десять тысяч киловатт и надежно обеспечивает теплом и электрической энергией промышленность, культурно–бытовые учреждения и жителей юго–восточного района Москвы и Московской области.

А. БелЯев, бывший главный инженер ТЭЦ–22


Мы в социальных сетях


В начало сайта  |  О проекте  |  О странице  |   Емайл
Сайт создан и поддерживается Администрацией города Дзержинский