О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

  из истории нашего города

СУРОВАЯ ОСЕНЬ 41-го года

Во второй половине ноября положение наших войск на подмосковных фронтах было очень тяжелым. Острые фашистские клешни вонзились в нашу оборону на севере в районе канала Москва–Волга, а также на юге в районе Серпухова. Против 16–й армии Рокоссовского противник сосредоточил 7 танковых, 3 моторизованных, 3 пехотных дивизии, подкрепленных 2000 орудий. Это было самое напряженное время, требовавшее огромной самоотдачи сил и энергии полководцев Жукова и Рокоссовского, оказавшегося на некоторый период октября без армии (по приказу командующего фронтом войска 16–й армии были переданы в распоряжение 20–й армии — прим.авт.). Личное участие в решении ряда задач Сталина, звонившего по нескольку раз в сутки Жукову, Рокоссовскому и другим командующим фронтов, вселяло уверенность в их действия. Особенно, если от Верховного приходила вовремя помощь в гвардейских минометах, в батальонах танков и др.

Примерно в октябре отдельные крытые брезентом «катюши» на базе трехосных автомобилей ЗИС–6 проезжали через наш поселок к паромной переправе и направлялись к Каширской дороге. На брезенте крупными буквами было написано: «Смерть фашистским захватчикам!» Эти грозные машины направлялись по проторенным еще татарскими ордами дорогам туда, где перегруппировавшиеся танковые соединения Гудериана готовились начать удар 18 ноября по Веневу, а затем Кашире и Серпухову. В который раз над Тулой нависла смертельная опасность. Она особенно обострилась после того, как немцы перерезали высоковольтную линию Каширской электростанции, бывшей в тот период основным поставщиком электроэнергии для Тулы и для Москвы. Положение с жизненно важным городом Каширой усугубилось после того, как 26 ноября 3–я немецкая танковая дивизия перерезала железную дорогу Москва–Тула. Кровопролитные бои с танковыми частями Гудериана в окрестностях Каширы впервые заставили любителей психических атак повернуть назад. Гудериан боялся потерять свою армию и надеялся на быстрое взятие Тулы, где мог перезимовать и собрать больше сил для наступления на Москву. 22 ноября командование 50–й армией принял И.В. Болдин, бывший заместитель командующего западным фронтом. Он уже имел «опыт» выходов из ранее окруженных Гродно и Вязьмы. Не залечив все свои раны, он прибыл в осажденную с трех сторон Тулу и организовал ее оборону, разместив свой штаб в центре города. Ознакомившись с быстроразвивающимися событиями в районе Каширы и Тулы, Жуков приказал генералу И.Г. Захаркину, командующему 49–й армией, разгромить совместно с 50–й армией прорвавшуюся группировку. Одновременно потребовал более активных действий и от Болдина, «иначе противник окружит вас в Туле», предупреждал он.

Как видим, много в судьбе Москвы и поселка решалось в сражениях к югу от Оки. На этом участке фронта противник сосредоточил 9 дивизий, из них четыре танковых и одна моторизованная. Несмотря на предостережения Жукова, кольцо вокруг Тулы сомкнулось. И как ни парадоксально, именно в этот момент вражеские дивизии подверглись разгромным контрударам 112–й танковой дивизии полковника А.Л. Гетмана, 1–го гвардейского конного корпуса генерала П.А. Белова, 173–й стрелковой дивизии (бывшая 21–я ополченская дивизия, в которой были и наши воины — прим.авт.) и 15–го гвардейского минометного полка. Враг был ошарашен таким развитием событий и быстро ретировался к югу на расстояние до 15–ти километров. Гудериану ничего не оставалось делать, как отдать приказ перейти своим войскам к обороне. Такова предыстория контрнаступления в битве под Москвой. Захват моста через канал Москва–Волга в районе Перемилово также был безуспешным. Такое развитие событий предвиделось нашим командованием: были предприняты все необходимые меры на случай сдачи Загорска. Прорвавшаяся на восточный берег вражеская группировка была разгромлена, а мосты через канал у Яхромы и Дмитрова — взорваны.

Тяжелая обстановка сложилась 1–го декабря и в районе Наро–Фоминска. Немецко–фашистские войска при поддержке авиации, сбрасывавшей до 1000 бомб на город и окрестности, прорвали нашу оборону у деревни Ташилово, севернее Наро–Фоминска. На 20 километров вклинился враг в наш тыл. Пять дней понадобилось 5–й и 33–й армиям для ликвидации этого весьма опасного прорыва. В этом была немалая заслуга гвардейцев–минометчиков, в трудных условиях, ночью в большие морозы копавших окопы для «катюш», стремясь уберечь их от артиллерийских снарядов и бомбежек. Боевые машины били прямой наводкой в направлении наибольших скоплений врага, и он был отброшен на исходные позиции, а на поле боя осталось много разбитой техники. Массовый героизм во время этих боев проявили ополченцы из бывшего тогда Ухтомского района, находившиеся в этих армиях. Это позволило 33–й армии уже 18 декабря перейти в контрнаступление и форсировать Нару. Далее армия продвигалась в юго–западном и западном направлениях.

Одним из самых трудных участков в тот период было Волоколамское направление. В район Волоколамска 11 октября прибыла 316–я стрелковая дивизия генерал–майора И.В. Панфилова. Несмотря на категорическое требование Сталина удержать Волоколамск, 27 октября противник прорвал оборону 690–го полка и оккупировал город. Через четыре дня для выяснения причин сдачи города из штаба Западного фронта прибыла специальная комиссия. Давая объяснение, И.В. Панфилов заявил: «Я тверд в своем убеждении, что сдача Волоколамска — это не утрата стойкости и мужества у моих бойцов. Люди стояли насмерть!». И это панфиловцы и сам генерал вскоре доказали у разъезда Дубосеково.

Вряд ли история битвы под Москвой будет полной, если не упомянуть о партизанском движении. В 53 районах Московской области были организованы партизанские отряды. Подготовительная работа по организации баз была закончена к концу октября. Первыми на нелегальное положение перешли 9 партизанских отрядов: Лотошинского, Уваровского, Шаховского, Волоколамского, Высокинического, Осташевского, Можайского, Угодско–Заводского и Верейского районов. В них насчитывалось 354 человека. Но эти сухие цифры не отражают истинное число партизан. Непрошедшие на службу по возрасту дети, особенно оставшиеся без родителей, становились не только сынами полков, но и партизанских отрядов. Многие из них стали почти профессиональными разведчиками, добывая бесценные сведения о противнике. Было немало жителей, оказывавших также большую помощь партизанам.

Территория Московской области была разделена на 12 групп, в которые входили по 5–6 районов. Для нас наибольший интерес представляет Северо–Западная группа, в которую входили: Шаховской, Волоколамский, Осташевский, Лотошинский, Высоковский и Клинский районы. Возглавляли окружной комитет секретарь МК ВКП(б) А.Г. Жуков, секретарь Клинского горкома партии А.Н. Кидин и заведующий сектором партийных кадров МК М.П. Щербаков. Михаил Петрович Щербаков (см. фото автора 1977г. в середине) был в трудкоммуне № 2 воспитателем, редактором газеты «Дзержинец» и секретарем парткома.

В самом начале ноября исполкомы Волоколамского, Лотошинского и Осташевского районов выпустили листовки о всемерной борьбе с немецко–фашистскими оккупантами и об оказании помощи партизанам. Неудачи со взятием Москвы и многочисленные диверсии в тылу врага вызывали особую злобу гитлеровцев. В Волоколамском районе в деревне Кунишево в одну из изб были согнаны 46 жителей и заживо сожжены. 13 ноября после долгих пыток в поселке Уварово была убита партизанка Александра Мартыновна Дрейман с новорожденным сыном. В партизанском отряде она учила подрывному делу (посмертно награждена орденом Ленина). Особенно много подрывников подготовил в зоне действия волоколамского партизанского отряда № 1 И.Н. Кузин. По–видимому с этой же целью в Лотошинский партизанский отряд отправился его друг — подрывник Костя Кауфман. И.Н. Кузин и партизаны–подрывники его «школы» совершили много рейдов к местам дислокации фашистов и уничтожили немало врагов, техники и горючего.

О многих самоотверженных действиях И.Н. Кузина стало известно из дневника М.П. Щербакова. Однажды гитлеровцы попытались уничтожить его группу и послали за ней в погоню автомашину с автоматчиками. Машина беспрепятственно проскочила заминированный участок и вся группа фактически оказалась в ловушке... Видя такую опасность, Илья Кузин на ходу прыгнул на подножку автомобиля и застрелил водителя и офицера. Немцы стали прыгать из кузова, но партизаны встретили их автоматными очередями и гранатами. Отважному партизану И.Н. Кузину было присвоено звание Героя Советского Союза.

Владимир МИТЮШКИН


Мы в социальных сетях


В начало сайта  |  О проекте  |  О странице  |   Емайл
Сайт создан и поддерживается Администрацией города Дзержинский