О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА
  Дмитрий Дмитриевич БЛАГОВО
ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

Николаевского-Угрешского общежительного мужского монастыря (Продолжение. Начало № 43,44,45,46,47,48)

По окончании богослужения государь вторично прикладывался к местным иконам и принимал от патриархов благословение и звал их к себе в Остров к столу и, сопровождаемый игуменом и братиею, направился ко святым воротам. Здесь игумен и братия ударили государю челом, хлебом и живою рыбою, и он указал их принять.

По отъезде государя патриархи также поехали в Остров; вселенские сели оба вместе в государеву карету, а патриарх московский поехал в своей собственной.

Стругам велено было двинуться из–под монастыря и остановиться напротив Острова. Патриархов встретили в Острове у церкви со крестом и кадилами; они из карет вышли и пошли в церковь во имя Преображения Господня, где, приложившись к местным иконам, сели опять в кареты и поехали на государев двор. Государь вышел к ним навстречу, принял их на площадке нижнего крыльца и с ними вместе пошел в хоромы. Вошед в комнату, патриархи говорили «достойно» и по достойне государю ударили челом. Священники и диаконы говорили благословение трапезе. В комнате, в которой кушал государь, было три стола: за первым сидел государь и с ним вместе все три патриарха; за вторым столом были митрополит Павел, архимандриты и игумены; за третьим столом сидели бояре и окольничии. В передней комнате было два стола: за одним обедали белое духовенство, патриаршии ризничие и старцы вселенских патриархов, а за другим столом — стрелецкие полковники, головы и стольники. По благодарении трапезы государь сам подносил патриархам красные меды в кубках. После того патриархи из хором пошли, а государь провожал их до нижнего крыльца. Святейший Макарий сел в карету и поехал на свой струг; патриарх Иоасаф поехал в Никольский монастырь на Угрешу, а Кир Паисий александрийский «для упокоения телесного чувства» пошел в шатры, раскинутые на государевом дворе против царских хором. После того патриарх Паисий ходил в хоромы к государю и, побыв у него, поехал в карете на струг к святейшему Макарию; приехал к нему из монастыря и патриарх московский; поехал и государь из Острова. Он ехал в карете, на большом месте поставлена была икона Богоматери, явления, именуемого Тихвинским, в серебряном золоченом окладе с венцом и цатою, а по полям с жемчужною обнизью; а сам государь сидел напротив иконы, в дверях кареты — протопоп благовещенский Андрей. Не доезжая Москвы–реки, посреди луга государь вышел из кареты и пошел пеший за иконою, которую несли священники, а диаконы шли со свечами и кадилами. Не доходя до Москвы–реки встречена была икона патриархами, митрополитами и всем собором без облачений. Патриархи икону кадили и к ней прикладывались; после того государь взял ее из рук протопопа и передал святейшему Макарию, который снова приложился к иконе, отдал своим старцам, а государю сказал речь и благословил его. Государь пошел провожать его до реки; все вступили на струги, и они тронулись с места и пошли Москвою–рекою до Ориненского приселка и там стали; патриархи говорили эктенью и отпуск. Святейший Макарий еще раз благословил государя, а государь жаловал из рук его старцев и всех людей, сел в карету и обратно поехал в Остров. Простились друг с другом и патриархи; святейший Макарий направился по течению Москвы–реки к Коломне, патриарх московский поехал в Угрешский монастырь, а александрийский — в село Остров к государю. На следующий день 12 июня царь возвратился в Москву, куда прибыли и патриархи, заехав по пути в село Коломенское и отслушав там обедню.




В 1669 году 9 мая царь был в Угрешском монастыре с царевичем Феодором Алексеевичем, и на обоих были опошени, ферези, зипуны и шапки «смирные» (т. е. траурные) по случаю преставления царицы Марии Ильиничны в 4–й день марта месяца сего года.

В 1671 году под праздник 9 мая государь у вечерни и у всенощной был в церкви преподобной мученицы Евдокии, а у обедни был в Николо–Угрешском монастыре.

В 1672 17 февраля в субботу сырной недели преставился патриарх Иоаким, а тело его во святительские одежды облачали и в гроб клали по благословению прилучившихся архиереев — угрешского игумена Викентия и прочих.

В 1675 году 14 мая государь отправился в поход в Остров и к Николе на Угрешу; ему сопутствовали бояре, окольничие, думные дворяне, думные дьяки, ближние люди, стольники, походные стряпчие и жильцы и все, которым указано было быть в походе. Государь ехал в карете, в которую было впряжено 6 гнедых «возников»; с ним сидели бояре: князь Яков Никитич Одоевский и князь Михаил Юрьевич Долгорукий. Ехал «запасный возок»; за «постелькою» шли 20 человек стрельцов; провожали государя за земляной город и около кареты шли пешие головы и полуголовы московских стрельцов, да около же кареты шли стрелецкие головы с батожьем; за царем был обычный обоз: на телегах ехали «ключники путные», чарочники и стряпчие со всех дворцов. В этом же походе у Николы на Угреше и в Острове были столповые приказчики, стременные конюхи, приказа большого дворца очередные дьяки, подьячие, старые и молодые, очередные же, подьячие приказа тайных дел, сокольники и охотники. Поход этот продолжался до 19 мая; в 7–м часу дня государь возвратился в Москву.

Это был последний поход на Угрешу, о котором упомянуто в дворцовых разрядах; всего известных походов царя Алексея Михайловича в Угрешский монастырь 13; вероятно, была обитель посещаема им и кроме того, но описаний не сохранилось. Знаем из сказаний протопопа Аввакума, содержавшегося в Николо–Угрешском монастыре с 14 мая 1666 года 17 недель (приблизительно до начала сентября месяца), что «царь приходил в монастырь, походил около темницы — постонал» и проч.

О походах царя Феодора Алексеевича в Угрешский монастырь сведений не сохранилось. В 1676 году 16 июня при венчании на царство царя Феодора Алексеевича упомянут игумен угрешский Герасим (Гордеев); он подавал скипетр патриарху.

В 1682 году 25 июня в венчании на царство царей Иоанна и Петра Алексеевичей участвовал игумен угрешский Иосиф (Шохнев); он и архимандрит андроньевский Авраамий подавали бармы царя Иоанна.

В 1683 году 2 мая царь Петр Алексеевич возвратился в Москву из Николаевского Угрешского монастыря в третьем часу ночи.

В 1690 году 27 апреля царь Петр, снарядив флотилию из мелких гребных судов, среди которых под парусами красовался знаменитый измайловский бот, отправился по течению Москвы–реки к Николаевскому монастырю. Впереди плыли стрельцы в лодках; за ними шел на парусах царь, за ним следовали бояре, царедворцы, иноземцы в гребных судах. В один день прошли 20 верст и на закате солнца причалили к берегу близ Угрешского монастыря. Государь посетил дом боярина Алексея Петровича Салтыкова и 2 мая возвратился в Москву. Больших подробностей о сем походе не известно.

В 1691 году 14 марта спущена была на воду новая яхта, в которой могло поместиться до 30 человек; царь в ней катался по Москве–реке до Угреши в бурную погоду. В 1697 году 25 июня ночевал под монастырем на своем судне ближний боярин, наместник вятский Борис Петрович Шереметев. Со всею своею свитою он ехал вниз по Москве–реке, отправляясь путешествовать в чужие края.

В 1698 году во время розысков после второго стрелецкого бунта стрельцы были разосланы в монастырские тюрьмы, как–то в Симонов, Ново–Спасский и проч.; содержались заподозренные и в Николо–Угрешском монастыре.

ПЕРИОД ВТОРОЙ.

1700 — 1834 годы

В 1721 году в числе подписавших духовный регламент находим имя игумена угрешского Феофана, бывшего недолгое время настоятелем обители после Мефодия, смененного за злоупотребления при нем бывшего келаря Георгия, впоследствии бежавшего и пропавшего без вести.

В 1722 году прибавление к духовному регламенту подписал игумен угрешский Варлаам Овсянников, находившийся прежде того обер–секретарем Святейшего Синода и ассесором; в 1723 году февраля 5–го дня по проискам Феофана Прокоповича лишен монашества; в 1725 году 11 мая сослан в Соловецкий монастырь, где и умер в 1732 году.

В 1739 году 29 мая изволением Божиим во время сильной бури на церквах поломало кресты; в соборе вырвало рамы из–под главы и переломало; снесло кровли братских келий с гостиных палат; с сушиленной башни снесло шатер и раскрыло братскую поварню.

В 1742 году здания Угрешского монастыря перестраивались и исправлялись при игумене Ионе. В 1754 году у святых ворот выстроена часовня при игумене Иларионе Завалевиче. В 1764 году 26 февраля учреждены штаты монастырей; пред отобранием монастырских имений Николо–Угрешский монастырь имел 3787 душ крестьян, платил в коллегию экономии 578 рублей деньгами и 210 четвертей хлеба. По штату он отнесен к 3–му классу по счету 8–м; в нем положено число монашествующих 12 с включением настоятеля.

В 1771 году в страшный год морового поветрия, посетившего Москву, Угрешский монастырь был избран правительством как врачебница для несчастных, одержимых этим заразительным недугом. Вот некоторые подробности о состоянии столицы и монастыря в это печальное время. Первые признаки губительной язвы обнаружились в половине 1770 года в Молдавии и Валахии; в августе месяце болезнь проникла уже в Польшу и Малороссию. Россия в то время вела войну с Оттоманской Портою и, несмотря на предохранительные меры правительства, не избежала болезни: 17 декабря 1770 года в московском главном военном госпитале больных оказалось 27 человек, из коих умерло 22 человека. На некоторое время, казалось, болезнь утихла; но с 1 января она обнаружилась на московском суконном дворе близ Каменного моста, куда, по всей вероятности, она проникла с тюками шерсти, привозимой с юга России, и по 9 марта на суконном дворе умерло 130 человек; там было в то время до 2000 работавших учеников. По распоряжению правительства, 10 марта суконный двор был оцеплен, и приставлен к нему караул, но это ни к чему ни привело, ибо с 12 марта число больных внезапно возросло, и тогда прибегли к новым мерам. Главнокомандующий в Москве граф Петр Семенович Салтыков по соглашению с правительствующим сенатом и архиепископом московским Амвросием (Зертис–Каменским) определил открыть лазарет в Николаевском Угрешском монастыре.

Вследствие такого распоряжения всех монашествующих из монастыря перевели в ближайший от Угреши монастырь — Николо–Перервинский.

(продолжение следует)


Мы в социальных сетях


В начало сайта  |  О проекте  |  О странице  |   Емайл
Сайт создан и поддерживается Администрацией города Дзержинский