О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

  ВПЕРВЫЕ с 1872 года
ВПЕРВЫЕ с 1872 года

В связи с референдумом о переименовании города многие горожане задают вопросы о происхождении слова «Угреша», времени его возникновения.

«УВ» постоянно обращаются к исторической тематике. Трудами наших краеведов И. Антоновой, В. Митюшкина, Е. Егоровой за 10 лет исследованы многие вопросы, связанные с более чем шестивековой историей Угрешской земли. Используя в своих работах многочисленные источники, основной упор в своих трудах наши краеведы делают на небольшой по объему, но фундаментальный по охвату материала труд Д. Благово «Исторический очерк Николаевского–Угрешского общежительного мужского монастыря», изданный в 1872 году. Именно в этой книге во второй главе напрямую сказано о том, что название Угреша дано этому месту Дмитрием Донским прежде, чем возник храм в честь Николы и монастырь.

Духовный писатель и историк Дмитрий Дмитриевич Благово (1827—1897), верный соратник архимандрита Пимена, ныне канонизированного Священным Синодом, приложил много усилий к изучению истории Угреши на основе архивных документов и летописей. Его труды являются классическими по добросовестности исследования и любви к изучаемому предмету. К сожалению, главный труд Дмитрия Дмитриевича «Исторический очерк...» не издавался с XIX века и практически недоступен для неспециалистов.

Редакция «УВ» приняла решение опубликовать на страницах газеты книгу Д. Благово. Знакомство с ней позволит читателям прикоснуться к древней истории нашей земли, Угреши — место святого для многих поколений русских людей, сформировать свое собственное мнение о переименовании города и еще раз задать себе вопрос: кто мы, откуда родом и куда идем?

Дмитрий Дмитриевич БЛАГОВО
ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК Николаевского-Угрешского общежительного мужского монастыря

Глава первая Общий обзор истории монастыря

Николаевский–Угрешский мужской 3–го класса общежительный монастырь на левом берегу Москвы–реки к юго–востоку от столицы находится ныне между двумя чертами железных дорог: южной — Феодосиевской и Рязано–Козловской, расстоянием от Царицынской станции в десяти, от Люберской в шести, от Москвы же по прямой конной дороге в пятнадцати верстах почти безразлично как от Спасской, так и от Покровской заставы.

Местоположение монастыря живописное: в полуверсте от Москвы–реки, орошающей обширную долину, он красуется на небольшой площадке, окруженной скатами гор, обрывистыми оврагами, зеленеющими холмами, многочисленными селами и деревнями. С южной стороны за долиною, по которой извивается Москва–река, на возвышенном холме в густой зелени тенистой рощи разросшегося сада виднеются церковь и строения села Острова, древней родовой отчины московских великих князей, не раз упоминаемой в их духовных грамотах; далее на далеком небосклоне лежит белою полосою село Ориненское, существовавшее уже во времена Калиты; на восток — на высоком холме из–за березовой рощи проглядывает село Петровское, ныне достояние семейства Чернышевых; левее на восток и к северу тянутся горы и холмы, по которых здесь и там селения — Гремячево, Кишкино, Денисьево — когда–то собственность монастыря, имевшего в Островецком стану и в Капотненском около двух тысяч душ крестьян в трех селах и тринадцати деревнях и приселках, жалованных, вероятно, московскими великими князьями или царями, и жертвованных на помин души в дом Святителя Николая благочестивыми боярами по духовным грамотам и отписным записям. Наконец, на севере и западе отчасти выглядывает между холмов село Капотенское, синяя даль, село Беседы со своею изящною древнею церковью и деревни Дроздово и Слобода, раскинувшиеся у окраин оврага со своими зеленеющими пустырями, огородами и садами.

Основание Угрешской обители относят к 1380 или 1381 году и приписывают великому князю московскому Дмитрию Иоанновичу. Существует предание, что на том месте, где икона возле Николаевского собора, там явилась великому князю икона Святителя Николая над сосною в звездном сиянии в то время, когда великий князь вел свои войска на приближавшегося врага Руси Мамая, и что смущаемый сомнением на счет исхода войны, он был так обрадован этим видимым проявлением благоволения Божия, что воскликнул, внезапно оживленный надеждою, что «сия вся Угреша сердце его», отчего с тех пор и место, где было явление, прозывается «Угреша». На возвратном пути после Куликовской битвы и славной победы над врагом, когда великий князь снова пришел на место, ознаменованное чудесным явлением иконы, совершено было молебное пение, и велел Дмитрий Иоаннович воздвигнуть храм во имя Святителя Николая и устроить обитель иноческую.

Подобно многим другим древним и богатым монастырям, приближенным к столице, Угрешский в течение долгого своего существования немало испытал бедствий в годины, тяжкие для Отечества: не раз он видел в стенах своих полчища врагов — хищных ногайцев, крымцев, литовцев и, в последнее столетие, французов. Он был сожигаем, разграбляем, разоряем, причем, вероятно, утратил он много древних и драгоценных утварей, а, быть может, древнейших и письменных памятников, которые поведали бы нам о прежнем его быте и строе, о созидании храмов, о постепенном его возвышении и приращении его средств от щедрот великих князей и бояр, любивших своими вкладами содействовать благостоянию обителей иноческих. Самая древняя из жалованных грамот, до нас уцелевших, не восходит далее половины XVI столетия и то не в подлиннике, а в списке; тогда как, по всей вероятности, были грамоты, данные и основателем обители Дмитрием Донским, преемниками его и иными князьями и святителями, усердными ревнителями благолепия храмов. Еще можно, отчасти, объяснить это отсутствие древних грамот существовавшим обычаем при каждом новом государе возобновлять грамоты, данные его предшественниками. Весьма естественно, что старые акты, замененные новыми, становясь уже излишними, у монастырей отбирались, а иногда и самими монастырями по небрежению уничтожались.

Давность обители не подлежит, впрочем, ни малейшему сомнению: доныне существует в книгохранилище Троицкой Лавры рукописная книга житий святых, переписанная рукою игумена угрешского Ионы, который, как значится в надписи, сделанной его рукою на книге, списывал эту рукопись с иной по благословению троицкого игумена Зиновия, бывшего после преподобного Сергия третьим настоятелем с 1432 по 1443 год; но Иона мог и весьма задолго до 1432 года быть угрешским игуменом. Во всяком случае, мы утвердительно можем сказать, что в первой половине XV века Угрешская обитель уже существовала и находилась под игуменским управлением.

В летописях имя Угреша встречается впервые не ранее 1479 года; именно: летописец, описывая один из тех пожаров, которые так часто опустошали Москву, застроенную деревянными зданиями, упоминает об Угрешском подвории, находившемся в Кремле на Подоле, т. е. под горою (где ныне церковь Благовещения на Житном дворе и Водяная башня), — там находилась до 1812 года древняя башня, от взрыва разрушившаяся, в которой была церковь во имя Святителя Петра, принадлежавшая Угрешскому подворью; при упразднении в Кремле всех монастырских подворий она была перенесена в другое место.

В подтверждении предания, приписывающего основание Угрешской обители великому князю Дмитрию Иоанновичу Донскому, приведем монастырский синодик, писанный полууставом в первой половине XVII века, но, как видно по многим признакам, списанный с древнейшего, от времени, быть может, пришедшего в ветхость и впоследствии совершенно утраченного; там на 34–ом листе читаем: «Род Благоверного Великого Князя Дмитрия Ивановича Донского Создателя святыя Обители сея».

Что касается до предания о явлении святой иконы великому князю, скажем, что, хотя летописи об этом и умалчивают, и нет иных памятников письменных, о том свидетельствующих, мы имеем в самом монастыре драгоценный памятник, который служит самым ясным доказательством, что явление иконы не есть вымысел наших предшественников, — это самая икона Святителя. Она имеет вид глубокой древности, прославленная чудесами, издавна чтимая народом, она была чествуема царями, которые весьма часто приходили на Угрешу в весенний праздник Святителя Николая и иногда по нескольку дней проводили в монастыре в своих государевых кельях.

О первом времени существования новосозданной обители сведений не сохранилось, но думаем, что и на Угреше первоначально все здания были деревянные, как это водилось в древней Руси, как было в Троицкой обители преподобного Сергия и в других. Летописец, повествуя о набеге крымцев в 1521 году, говорит, что «монастырь на Угреше был сожжен». Великая любовь и доверие Дмитрия Иоанновича Донского к преподобному Сергию дают повод думать, что и Угрешская обитель была основана великим князем не без участия или советов святого мужа; а, быть может, и по указанию его избран был первый игумен ее. Известно, что в 1385 году по просьбе московского великого князя Преподобный ходил зимою в Рязань для примирения его с Олегом Рязанским; шел он пешком, удаляясь от больших дорог, слишком многолюдных для любителя безмолвия и жителя пустыни. Неужели не уклонился он несколько от прямого пути, чтобы посетить и благословить вновь возникшую обитель, созданную любимым его князем? Прибавим еще, что вряд ли не было в то время дороги из Москвы в Рязань, шедшей через Угрешу; это можно заключить из того, что когда великая княгиня рязанская Анна Васильевна, сестра Иоанна Васильевича, в 1497 году возвращалась к себе из Москвы, великий князь посылал провожать ее до Угрешского монастыря.

(продолжение следует)


Мы в социальных сетях


В начало сайта  |  О проекте  |  О странице  |   Емайл
Сайт создан и поддерживается Администрацией города Дзержинский