О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

  СУРОВАЯ ОСЕНЬ 41-го года из истории нашего города
СУРОВАЯ ОСЕНЬ 41-го года

Три предвоенных года врезались в память дзержинцев как самые светлые и радостные в их жизни. Они славно трудились на предприятиях комбината и праздники встречали «оборонными» подарками для нашей Родины. Этот период времени, названный впоследствии мирным, ассоциировался с торжественными выпусками школы, с вводом в строй новых домов–красавцев у пруда и возле Гремячево, с успехами сельчан, возводивших ветлечебницу в Кишкино и оросительную систему в рязанцевском колхозе «Красная заря». Старожилы вспоминают, что именно в эти годы летними теплыми ночами не спалось дома, и дзержинцы перебирались ночевать во дворы домов.



Незабываемы были и дни учебы в летних военных лагерях, которые одаривали настоящей мужской дружбой. Такой, скажем, какой она была у Сергея Белякова с товарищами, слушателями академии им. Жуковского (на фото в середине, справа). А разве можно забыть мелодичный перезвон угрешских курантов, за работой которых следил бывший моновец, а затем коммунар А. Коноков.

Раз в неделю Александр Герасимович поднимался на большую высоту, чтобы смазать механизм часов и поднять ручкой–лебедкой две огромных гири — хода и боя. Возраст часов с римскими цифрами на циферблате был небольшой — 40 лет, и они работали исправно. Однажды часовой мастер взял с собой на помощь Сашу Воропаева — пусть знакомится с древнейшей профессией часового мастера, которая существовала на Угреше с незапамятных времен. С волнением они пробирались по внутренней каменной лестнице мимо кип с книгами и по деревянной почти вертикальной лестнице, к часовому ярусу. Под мелодичный бой, разливавшийся над поселком и окрестностями, Саша закончил смазку. Радостные, мастер и ученик спустились с колокольни, и им казалось, что часы никогда не остановятся... Но они остановились, и тому причиной была война.

Война пришла как–то внезапно, словно ее не ждали. Сколько радостных планов рушила она. Чемпионка Московской области 1939-40-х годов по гимнастике Валентина Трушенкова должна была ехать в понедельник в Киев на соревнования, а в воскресенье, рано утром, началась война. Но Валентина, как и другая молодежь поселка, была готова встать на защиту родины. До войны летчик-инструктор Иван Устинов отмечал: «Мы, комсомольцы, в любую минуту готовы прямо от станка сесть за штурвалы самолетов, и горе будет фашистским псам, если они вздумают напасть на нашу родину». За десять месяцев до начала войны штабом МПВО проводились занятия местной противовоздушной обороны, где начальником боевой подготовки был Н. Лисицын. Важным событием в судьбе нашего поселка и страны в целом была переориентация ряда коммунарских производств на выпуск военной продукции и прежде всего снарядов и взрывателей.

На следующий день после объявления о войне, 23 июня, капитан Ф.В. Баранов был вызван в райвоенкомат по вопросу организации ополчения из жителей поселка Дзержинского, Гремячево, Денисьево, Кишкино, Алексеево. Многие бывшие коммунары и вольнонаемные, такие как Петр Плотников, Константин Митюшин, Алексей Красильников, старшие школьники и мальчики из техникума отправились в райвоенкомат с требованием отправить их на фронт. Однако выполнить такое категоричное требование всех было невозможно, многим из них не было семнадцати лет, да и не были они обучены военному делу. Обстановка создавалась весьма серьезная. Наш поселок с деревнями по левобережью от Капотни до Лыткарино и Октябрьского, также и по правобережью Москвы–реки от Острова до Беседы становились прифронтовой зоной, особенно после того, как начались налеты немецкой авиации на объекты нашего района и Москвы.

Немецкая авиация в результате вероломного нападения на нашу страну сильно обескровила нашу авиацию, поскольку превосходила ее в 1,7 раза по количеству (а бомбордировочная — и того более) и была более мобильной, отработав свои действия на территориях почти всей Европы. А потому на первых порах немецкие «каракатицы» — «рамы» и другие самолеты позволяли себе порой безнаказанно совершать бомбардировки и разбрасывание провокационных листовок не только в Дзержинском, но и почти у самого аэродрома в Люберцах. Кроме того, нависла опасность высадки вражеского десанта, и к этому стали готовиться и дзержинцы, и лыткаринцы.

Решение ряда оперативных задач в этой связи было возложено на ополченцев, временно расквартированных в клубе. Руководил ими штаб МПВО, располагавшийся в котельной клуба. Начальником штаба был А.И. Евсеев. Все ополченцы были распределены по подразделениям. «Казармой» с деревянными раскладушками, обтянутыми брезентом, стали фойе и гардероб клуба. Каждый день, вечером, командиры ополчения выставляли наряд по 10 человек на дежурство на крышах домов, чтобы сбрасывать «зажигалки», следить за возможной высадкой десанта. Наблюдательными пунктами были как высотные сооружения (колокольни, собор Преображения, пожарная вышка), так и «напольные» амбразуры дотов, стоявших у Петровского леса.

До начала массовых налетов немецкой авиации дзержинские ополченцы проделали важные работы по маскировке предприятий. На верхнем пруду были собраны досчатые плоты, на которых были сбиты небольшие декорационные домики с двухскатными крышами, на них не могли не обратить внимание немецкие летчики. И, видимо, обратили, потому что однажды, когда я возвращался из детсада, на пруду увидел много солдат, передвигавшихся по воде в специальных надувных устройствах и восстанавливавших разбитый «квартал» домиков среди множества плававшей на боку и вверх брюхом рыбы. Был выстроен и ложный капотненский крекинг–завод. Немцы усердно бомбили эти «объекты», как в фильме «Беспокойное хозяйство». Кроме того, ополченцами была произведена вынужденная разборка двух ярусов колокольни, так как она просматривалась издалека, даже из–за Оки в районе впадения Лопасни. Колокольня могла служить ориентиром не только для авиации, но и для дальнобойной артиллерии.

В течение короткого времени Дзержинский обрел облик мощного оборонительного рубежа на юго–востоке Москвы, хорошо защищенного с юга Москвой–рекой, с востока, у Петровского, двумя дотами, с севера от Капотни до Люберец и далее до Салтыковки — противотанковым рвом. Естественно, центром обороны должна была стать, как и в древние времена, Угрешская крепость. На угрешских высотах, где когда–то стояли войска Василия Шуйского, были вырыты окопы. Следы окопов на Голюбовской горе хорошо сохранились и доныне. Эта зигзагообразная песчаная полоса расположена с севера горы. Вершина горы могла хорошо защищать от пролетавших пуль и снарядов. Этот окоп, безусловно, пригодился стоявшим здесь зенитчикам. Зенитные батареи располагались и на холме за детсадом, что напротив мэрии, в Кишкино и в замоскворецких деревнях. Это были интересные «экспонаты» для детей, и мы ходили в гости к зенитчикам, которые давали нам бинокли, и мы смотрели вдаль. Ну, а когда после обеда приходили в спальню, мы в тихий час рассматривали в окна с западной стороны танковую колонну, зарывшуюся в песчаные капониры от детсада (сохранился доныне) до стадиона, вдоль нынешней Спортивной улицы. Дула танковых орудий грозно смотрели в сторону Москвы–реки, откуда ожидалось наступление врага. Посмотрев на карту военных действий осенью 1941 года (см. фото вверху), нетрудно увидеть, какое сложное положение было тогда. Ровно через месяц после начала войны немецкая авиация стала совершать ежедневные массированные налеты на Москву. Исключительно важное значение тогда сыграл люберецкий аэродром, где располагались 16–й и 34–й истребительные авиационные полки. Летчики этих полков поистине творили в небе чудеса. Командиром 16–го полка был участник боев в Испании, Герой Советского Союза И.А. Лакеев. Незадолго до войны наши жители голосовали за него на выборах в депутаты Верховного Совета РСФСР. А в 34–м полку служил летчик А.Н. Вахрамеев, он жил у нас в поселке. До войны приезжал с друзьями на лыжах в коммуну. Любил бороться «лоб в лоб» с Костей Волоцугиным. Он беспощадно громил врага и, судя по фото вверху, справа, совершал ночные рейды в тыл врага.

Владимир МИТЮШКИН


Мы в социальных сетях


В начало сайта  |  О проекте  |  О странице  |   Емайл
Сайт создан и поддерживается Администрацией города Дзержинский