О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

  ЕСЛИ ЗАВТРА ВОЙНА -из истории нашего города
ЕСЛИ ЗАВТРА ВОЙНА

из истории нашего города

Поистине ответственной и почетной для коммунара была служба в армии. Николо–Угрешская коммуна поддерживала самые теплые, отеческие отношения со своими питомцами, бывшими «красными дьяволятами», «цыганами и цыганками», «зайками». Армия для коммунаров была высшим экзаменом на зрелость. Вот как об этом рассказывал Петр Чиж: «В армию я ушел в 1935 году. Когда я проходил призыв, то боялся, что меня не возьмут. Но мне сказали: «Годен». Это меня очень обрадовало. Что я получил в армии? Я получил звание младшего командира, старшего механика–водителя. Я горжусь тем, что мне доверили такую машину, сложную, сильную, изготовленную руками наших рабочих. Я ею овладел, я всегда старался, чтобы моя машина была лучше других, чтобы она никогда не отказывала. Этого я и добился.




Я политически вырос в армии на целую голову. Свободное время я отдавал красноармейской самодеятельности. Когда я уезжал из армии в долгосрочный отпуск и передавал свою машину товарищам, которые оставались, я сказал: «Если нужно будет встать на защиту своей Родины, то я на ней же поеду бить врага». Сейчас я состою в осоавиахимовской команде завода «Спартак». В случае необходимости встать на защиту Родины был готов каждый коммунар, как, например, Ничепорук. Он отмечал, что «всегда готов по первому зову сесть на коня и взять в руки острое копье, которое возил два года в Красной казачьей дивизии».

Письма тех, кому Родина доверила охранять морские и сухопутные границы, часто приходили и к руководителям коммуны, и к их товарищам. В них они делились своими успехами в службе, с радостью сообщали об окончании автомобильных и танковых школ, о занятии первых мест по боевой подготовке в полках, рассказывали о крепкой дружбе с ребятами других национальностей. Надо полагать, что в первые годы существования коммуны в армию призывали только коммунаров, получивших «выпуск», и юношей призывного возраста из семей вольнонаемных. На фото внизу справа запечатлены проводы допризывников в 1934 году в одном из залов фабрики–кухни. За скромным столом, украшенным комнатными цветами, сидят и стоят будущие солдаты — судя по стоящему справа Жене Рудневу, выпускники коммуны.




Сидящий за столом справа — воспитатель Сергей Николаевич Мучнов. Он с 1926–го по 1929 год служил в погранвойсках Закавказья, в Нахичевани на Араксе, на советско–иранской границе, и ему было что рассказать коммунарам, будущим защитникам Родины. Сергей Николаевич пользовался неизменным авторитетом среди коммунаров. Его часто можно было видеть и на стройках, и в изостудии, и среди сопровождавщих экскурсии иностранных гостей, где требовались как опыт, так и бдительность. Одним словом, он всегда находился там, где было ответственное и трудное дело. На фото вверху мы видим еще одни проводы: в армию уходят выпускники средней школы коммуны Аполлоний и Лев Репины. Гости собрались в комнате Репиных (на верхнем снимке в верхнем ряду третий слева — Лева, второй справа — Аполлоний, или Паля, как его звали одноклассники). На столь важное событие пришли самые лучшие товарищи и замечательный педагог М.М. Сироткин. Среди приятелей (в центре, рядом с Левой) — школьная поэтесса Нина Транцева, (ее стихи опубликованы в ряде моих очерков). Леве довелось служить на Дальнем Востоке, в группе советских войск в Монголии, он стал танкистом. А Аполлоний попал в Белорусский военный округ и был артиллеристом–разведчиком.

Большое значение для подготовки будущих армейских кадров имели осоавиахимовские кружки, работавшие в коммуне. В них готовили снайперов и танкистов: ворошиловских стрелков, летчиков и парашютистов, мотоциклистов, пулеметчиков. Во время праздников они выходили первой колонной, представлявшей собой сводный батальон, которым командовал Верещагин. Батальон открывал своего рода парад. Затем шли со своей фанерной бронетехникой и автомобилями колонны школьников и рабочих коммуны. Замыкающими были колонны «Крекингстроя» (Капотни), Петровского, Гремячево и Лыткарино.




Среди перечисленных выше особой популярностью пользовались школы летчиков и парашютистов. Призыв к молодежи — осваивать авиацию — вызвал в коммуне настоящий бум. Многие коммунары, молодежь из соседних деревень, среди которой были и девушки, стали учиться в летных школах и изучать парашют, совершать прыжки с самолета. Большое развитие получил тогда планеризм. На изготовленных своими руками планерах коммунары парили в небе над москворецкой поймой. Летал над коммуной и окрестностями, вплоть до Бронниц, самолет, построенный на средства коммунаров. В истории советской живописи нашла свое отображение тема содружества деятелей культуры с нашей армией. На картине В.П. Ефанова «Встреча слушателей Военно–воздушной академии имени Н.Е. Жуковского с артистами театра имени К.С. Станиславского», написанной в 1937–38гг., среди слушателей изображен люберчанин — старший лейтенант Алексей Исаевич Полухин (см. фото в середине, он справа от Станиславского). Еще совсем недавно генерал–майор Полухин был председателем Президиума Люберецкого общества ВООПИК. С ним мы создавали общества охраны памятников в школах и на предприятиях района, в том числе и у нас. Я вел архитектурную секцию, поставил на учет памятники нашего Николо–Угрешского монастыря и провел их паспортизацию. Алексей Исаевич бывал в нашем пионерлагере «Наука» и в школе № 33, когда я там организовывал клуб юных летчиков. Тогда в гости я пригласил и летчика–люберчанина Героя Советского Союза Дергача. Но — вернемся ко временам коммуны.




Большой вклад в изучение военно–прикладных дисциплин сделал алексеевский житель В. Баранов, возглавлявший учебный пункт коммуны. Под его руководством коммунары и школьники совершали ночные марши с применением противогазов, организованно переправлялись на пароме через Москву–реку. Эти навыки многим пригодились на полях сражений и дорогах Великой Отечественной войны. А до нее была война с Финляндией, принесшая также немало горя в дома людей. Из коммуны по комсомольской путевке уехал на Северный флот Яков Пикальнит. Там он должен был получить профессию судового механика. Позже он воевал на финском фронте и погиб (на фото внизу — слева с другом.) Участвовали в войне с финнами А. Антипычев и С. Лавыгин (погиб) и многие другие. В это время, 1939–40 гг., предприятия коммуны были объеденены в два основных завода, подведомственных наркомату химической промышленности (завод № 1) и наркомату боеприпасов (завод № 512). Их курировал, по–видимому, Л. Берия, о чем свидетельствуют его поздравление в 1939 году работников комбината им. Дзержинского с правительственными наградами, а также строчки из покаянного письма Маленкову в 1953 году (после ареста): «С первых же дней 1938 года... большая напряженная работа..., когда тебе было поручено организовать... в соответствующих предприятиях министерств выпуск самолетов и моторов, а мне — вооружения и боеприпасов...»

В. Митюшкин


Мы в социальных сетях


В начало сайта  |  О проекте  |  О странице  |   Емайл
Сайт создан и поддерживается Администрацией города Дзержинский