О ГОРОДЕ  -   АДМИНИСТРАЦИЯ  -   МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ  -   СХЕМА ГОРОДА  -   АРХИВ "УГРЕШСКИЕ ВЕСТИ"  -   КАРТА САЙТА  -   Сделать стартовой


муниципальное образование
"Городской округ Дзержинский"
ГЛАВНАЯ МУНИЦИПАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГОРОД ЭКОНОМИКА СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА ЖКХ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО И ИМУЩЕСТВО ГОРОДСКАЯ СРЕДА

Начало раздела

Учредители и Издатели

Редакция

Архив выпусков

  АФАЛИНЫ СЕВАСТОПОЛЯ - по следам «Аквамарина»
АФАЛИНЫ СЕВАСТОПОЛЯ

Говорят о загрязнении воздуха, воды, почвы, как будто имеется несколько видов загрязнений, тогда как есть одно–единственное загрязнение — загрязнение воды, ибо мы знаем, что все отравляющие вещества — сбрасываются ли они в атмосфере или на земле — в конечном счете неизбежно оказываются в океане, который стал таким образом всемирной помойкой».

ЖАК ИВ КУСТО


По следам «Аквамарина»

Совсем мало времени осталось наслаждаться летними денечками, буйством красок цветов и деревьев Севастополя. От знаменитой Графской пристани прошла мимо театра им. Луначарского, по каменным ступенькам спустилась к набережной Артиллерийской бухты. Еще раз полюбовалась выставленными на столиках крымскими сувенирами, наслаждаясь живительным запахом можжевеловых изделий: подставок под чайники, разнообразных расчесок, заколок для волос. Слегка покачиваются на ветру ожерелья и бусы из ясеня, можжевельника, сливы, серебристого бука, из розово–голубых ракушек. В глубоком раздумье застыли миниатюрные фигурки — нэцкэ, здесь можно выбрать любую, по настроению. А вот и на злобу дня — жуки скарабеи, приносящие богатство! В щедром перламутре замерли замысловатые большие раковины, прислушиваясь то ли к происходящему вокруг, то ли в самих себе... А что там в них поет? Море...



А море совсем рядом! Внимание привлекает яркая афиша «Театр морских зверей». У застекленного вольера толпятся взрослые и дети, что–то напряженно высматривают. Там за стеклом виден открытый бассейн, за ним — небольшая сценическая площадка, над нею — плакат: «Аквамарин. Севастополь». Больше ничего не видно. Когда–то, еще во времена «застоя», я здесь впервые посетила театр морских зверей, встречалась с настоящими дельфинами. Надо же, все по–прежнему! А что если попробовать взять интервью о дельфинах? Ведь дельфины — одна из достопримечательностей города! Не очень уверенно подхожу ближе к входу, стену которого хрупкая девушка, стоя на не очень устойчивой лесенке, большой щеткой красит в густо–красный цвет. Загадываю про себя: если девушка ответит приветливо, попытаюсь... Была не была! Девушка на мой вопрос, где найти администрацию, несмотря на шаткое положение, опасно балансируя на лесенке и размахивая щеткой, с улыбкой поведала, как пройти, и даже предупредила, что если в пути настигнет большой (но добрый!) пес, надо просто сказать ему: «На место!» Как говорится, назад ходу нет. Да ведь и дельфинарий — это замечательная тема! Неуверенно продвигаюсь мимо пустых скамеек, в бассейне блеснула и тут же исчезла равнодушная серая спина. Им, похоже, до меня и дела нет. А песик–то может выскочить в любую минуту! Но, оказывается, за моим продвижением наблюдают из капитанской кабины приспособленного под жилое помещение корабля. Огромного пса предупредительно придерживает молодой человек.

— Проходите, проходите, вас ждут!

Надо же, как все прекрасно складывается! Поднимаюсь по узенькой лесенке. Представляюсь.

— Из газеты? — И сразу — напряженное отчуждение. Директор, Александр Васильевич Жбанов, и его администратор, Валентина Витальевна Гнура, сухо объясняют, что от «Аквамарина» здесь только афиша, его здесь нет, а я пришла на Севастопольскую биостанцию, которая занимается, во–первых, научным исследованием дельфинов, во–вторых, созданием научно–популярных программ экологического природоохранного направления.

Вот тебе и складывается прекрасно — мне только что не указывают на дверь! Причиной такого отчуждения, как прояснилось позже, явился возникший как раз в это самое время ажиотаж вокруг «Аквамарина». Оказалось, что коллектив «Аквамарина» вместе с морскими животными, среди которых три дельфина, по контракту выехал в Иран, что и вызвало появление в прессе возмущенных и противоречивых публикаций. Мое появление лишь подлило масла в огонь. Всего этого я, к сожалению, в тот момент не знала, лишь поняла, что вот именно сейчас надо уходить, чтобы как можно скорее забыть бредовую идею о статье. Это я, извинившись за вторжение, и собиралась уже сделать, когда неожиданно получила снисходительно–милостивое предложение — посмотреть на дельфинов. — Оставайтесь. Их сейчас кормить будут! — сообщила мне Валентина Витальевна.

Кормление

Кормление оказалось целым театрализованным представлением, которого и дожидались собравшиеся там, за стеклом. Происходило оно по четко отработанной схеме.

Вот на сцену вышли два тренера с ведерками рыбы. Буквально тут же над водой пронесся характерный легкий, какой–то почти космический посвист, и не прошло и секунды, как две лобастые головы, одновременно вынырнув из воды, застыли в ожидании команды.

И началось...

Как мне потом пояснили, дельфины не улавливают нашу речь, мы находимся в разных средах обитания, они реагируют только на жесты тренера. Оказывается, у людей и дельфинов разные слуховые диапазоны, и только с помощью специальных приборов человек способен услышать истинную дельфинью речь, т.е. вовсе не те звуки, что сейчас проносятся над водой. Интересно было бы послушать! Хотя, что же получается? Те звуки, которые они издают, они сами не слышат, а воспроизводят их случайно? Но они ведь поют, да еще и дуэтом, значит, понимают, что мы их слышим? Значит, не случайно поют, а были когда–то этому обучены, как обучены говорить попугаи или ходить на задних лапах собаки...

Более всего меня потрясло их пение. Причем пение дуэтом! Стоило тренерам взмахнуть руками — продирижировать, как оба дельфина с детской радостью и особым старанием громко пропели загадочное «РРР–А», «РРР–А–А». Пропели они слово «РА» четыре раза, получили заслуженную награду — по рыбке — и вот уже с не меньшей радостью занялись ловлей брошенных им мячей.

Что бы это значило? Невольно вспоминаю о древнеегипетском боге солнца Ра. Рискованное предположение, но не его ли продолжают воспевать современные черноморские дельфины? А если задуматься о безвестно исчезнувшей Атлантиде, входы в гавань которой по легенде охраняли дельфины? А все легенды и мифы об этих милых, наполняющих все вокруг себя ощущением радости, существах... Что помнят они, что знают, а может быть, и ничего, такое и с нами случается, когда мы произносим слова, но давным–давно забыли их истинный первоначальный смысл...

Дельфины тем временем уже несут мячи в своих плавниках, вышагивая по воде... на хвостах! Интересно, что каждый дельфин выполняет команды своего личного тренера. А вот к большому удовольствию зрителей крутят обручи. На тренерские хлопки в ладоши плывут, шумно расточая вокруг себя брызги, и вдруг совершают свои коронные прыжки — стойкой из воды!

Небо ясное, над бассейном, почуяв запах рыбы, кружат встревоженные чайки. Дельфины блестят на солнышке, как маленькие подводные лодки.

Как мне потом рассказали тренеры Дима, Женя и Лена, легкости общения с дельфинами (а здесь представлены черноморские дельфины афалины — наиболее легко дрессируемые) надо учиться от трех до пяти лет. Дельфины в основном содержатся такие, которые в вольных условиях вряд ли бы выжили. Так, дельфин Соня — язвенница, дельфин Вася болен грибковым заболеванием кожи, кстати, больные глаза и заболевания кожи наиболее часты среди дельфинов Черного моря — результат проникновения в воду пестицидов. Дельфин Маша с остиомиелитом головы перенесла сложнейшую операцию, которая длилась в воде целый день, оперировал ее доктор Филиппов. Еще я узнала, что дельфины знают 2,5 тысячи жестов, легко идут на контакт и у них есть сонар...

Все это я узнала потом, когда напряжение в отношениях сменилось полным дружелюбием, начало которому положил добродушный пес, задумчиво пристроив свою огромную голову на моем плече во время дельфиньего «концерта». Сонар

Все оставшиеся до отъезда дни дельфины с их загадочным сонаром стали моей головной болью. Я читала о них и, конечно, думала... И все этот загадочный сонар — биолокатор, гидроакустическое устройство. Так и не удалось мне выпытать тайну — участвуют ли дельфины в военных программах. Те, с кем я говорила об этом, смеялись. Это выдумка. Разговоры о том, что дельфинов используют как убийц, навесив на них снаряд, — вымысел, ведь дельфин млекопитающее животное, он дышит легкими, и каждые 7 минут должен вдыхать воздух, т.е. выныривать. А вот то, что с помощью своего биологического гидроакустического устройства он может обнаруживать под водой самые мелкие, даже точечные, объекты, можно использовать в поисках затонувших предметов.

Легендами овеяно прошлое дельфинов. По гипотезе, 5–7 млн. лет назад это было парнокопытное животное, которое с суши ушло в море, а грудной плавник дельфина на рентгеновском снимке — точный скелет пятипалой кисти, схожей с кистью человеческой руки...

Одна знакомая из Балаклавы рассказала мне, как стайка дельфинов сопровождала теплоход, на котором она плыла в Феодосию, — дельфины словно специально старались развеселить пассажиров, и прыгали, и крутились, и как бы в глаза заглядывали: ну как, с нами легче, веселее?

Много интересного я узнала об удивительной их мыслительной способности, например, дельфину дается новое задание, а он не может сразу понять, что от него требуют. Тогда тренер просто уходит, ничего не объясняя, а через некоторое время дельфин уже выполняет то, что от него требовалось. Т.е. он каким–то образом обдумал ситуацию и догадался, чего именно от него хотят?

Пути спасателей

Александр Васильевич Жбанов, директор Севастопольской биостанции, до этой работы был «специалистом по спасению человеческой жизни на море» — такая, оказывается, бывает специальность — и в качестве эксперта не раз привлекался к научно–исследовательской работе по изучению дельфинов. А потом так увлекся, что стал заниматься ими вплотную. Вот так пересеклись их пути, пути спасателей. Ведь известно, что издревле дельфины шли на помощь человеку в море, спасали тонущих. Только, похоже, спасать теперь нужно самого дельфина. Вот что рассказал Александр Васильевич.

— Для спасения генофонда дельфинов Черного моря есть две возможности. Первая — если в ближайшие 5–10 лет Черное море станет таким же чистым, как 50 лет назад, а это утопия. Вторая и единственно реальная — перевести всех дельфинов на полувольное существование, т.е. в специальные океанарии, природные заповедники, которые сейчас уже есть, но содержатся в них в основном спасенные дельфины, т.е. попавшие сюда «по состоянию здоровья», на свободе они были обречены. Пока я плыл из Севастополя в Варну, я насчитал около 50 трупов дельфинов. Это предупреждение. К тому же в Черном море появились дельфины–альбиносы, а это признак деградации. Дельфины очень страдают от загрязненной воды. Если в ближайшие годы мы не примем решительных мер, то мы их потеряем. А ведь это не просто уникальные животные, их высшая нервная деятельность способы оказывать положительное влияние как на психологическое, так и на физическое здоровье человека. Много чего мы о них еще не знаем, есть потрясающие гипотезы, но о них пока рано говорить.

— Вы хотите сказать, что дельфины могут оздоравливать окружающую среду и способствовать гармонизации человеческого общества?

— Да, дельфины могут влиять на ноосферу.

— Значит ли это, что потеря дельфинов, увезенных в Иран ООО «Аквамарин», может неблагоприятно отразиться на самочувствии севастопольцев?

— Это нехорошо для города. Украина всегда лидировала в области изучения и охраны дельфинов. Последние годы финансирование очень слабое. Честно говоря, все держится на энтузиазме, мы едва сводим концы с концами. Конечно, мы надеемся, что настанут лучшие времена, но пока очень трудно. Заключив контракт, «Аквамарин» преследовал не только коммерческие цели, они будут продолжать отрабатывать научные программы, и там для этого уже созданы все условия.

— А не может случиться так, что и эти дельфины уедут?

— Эти останутся здесь.

— Вы с кем–то сотрудничаете?

— Мы сотрудничаем с академиком В.М. Ахутиным из Санкт–Петербургского института биологических систем, наша общая задача — сохранение генетического фонда Черноморского дельфина.

Реальность

В начале к идее перевода всех дельфинов на полувольное положение я отнеслась с недоверием и даже с возмущением, но вот она реальность.

«Вскрытие трупов дельфинов, выбросившихся на берег, свидетельствует, что их желудки забиты пластиковыми пакетами, клубками нейлоновой лески с крючками, полиэтиленовыми пробками и т.д. Радиация служит причиной генетических нарушений. В последние годы обнаружены злокачественные опухоли у дельфинов афалин, чего в 60–70–е годы не было. Море загрязняется мореплаванием, сельским хозяйством, индустриализацией суши и военными, деятельность которых вообще окружена плотной атмосферой секретности. Тайно затапливаются контейнеры с боевыми отравляющими веществами и высокотоксичными отходами, в море подрывается и устаревший боезапас. Кроме того, море изобилует полевыми, электромагнитными, гидродинамическими загрязнениями, излучениями мощнейших радиолокационных станций, здесь работают десятки тысяч гидроакустических станций с большой мощностью импульсных посылок. Все это беспокоящие стрессогенные факторы, опасные для таких сверхчувствительных животных, как дельфины. (Из книги «Человек и морские млекопитающие». Севастополь, 1997 г.)

Конечно, это беда не только Черного моря. Это беда всей планеты Земля. Видимо, спокойнее жить, когда многого не знаешь. Можно вообще не замечать, что вокруг тебя происходит, тем более где–то там, в глубинах такого далекого, навсегда загадочного для нас океана. Так я и жила, пока не услышала над водой этот космический посвист, пока не познакомилась с людьми, по–настоящему болеющими за судьбу дельфинов афалин Севастополя.

Татьяна Казенас


Мы в социальных сетях


В начало сайта  |  О проекте  |  О странице  |   Емайл
Сайт создан и поддерживается Администрацией города Дзержинский